наверх
Вход на сайт Вход на сайт
Вход Регистрация Забыли пароль?  

Ваш логин
Пароль
 
Закрыть
Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
 


Аватар Дмитрий Горчаков
карма
4,4
 
  метки записей:
 
2020
Февраль
пн вт ср чт пт сб вс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829 
 
  ответы: RSS-лента последних ответов
Что общего? Он также
далек как до Марса от
профессионализма и
эффективного управления
городским хозяйством...
А может и ещё
дальше....[:-D]
И всё же оставляли бы и
перерабатывали они все
эти радиоактивные
отходы у себя в
Германии и других
странах. У нас с этим
наверняка своих проблем
с изб...
Всё очень длинно и
запутано. Обыватель
может задать резонный
вопрос: если все эти
урановые хвосты
настолько полезны,
почему же их авторы
сами не замор...
Не уверен, мы его
покупаем за деньги для
переработки, типа
Понятно, что говно,
оставшееся после
"переработки
стратегического
ресурса" никто
назад в Германию не
повезет...
Все пьют алкоголь, хотя
он крайне вреден, Но
напиток пепси-кола
чрезвычайно
полезен... Можно темпы
обсуждать, но и по ним
у Росатома ес...
Если я верно помню, то
за утилизацию нам еще и
доплачивают, нет? Так,
что это не
"условно
бесплатный", а
"с доплатой".
Нам на 70 лет
переработки хватит
своего говнасырья,
причем условно
бесплатного -
логично? Другой вопрос,
он перерабатывается на
100%? Что остае...
Кто сказал что не
перерабатываем?
Перерабатываем. И свой
и чужой и обогащаем, и
переводим в
закись-окись урана в
Зеленогорске (по 10 тыс
т. в год). Мо...
Прочитал доводи и
противников и
сторонников... Ответьте
на один вопрос: в
России сейчас накоплено
порядка 700 тыс. тонн
гексафторида урана.
Какого хер...
84 записи по метке Это интересно
Вторник, 21 Январь 2020  RSS-лента записей блога
 
16:09
Это моя вторая статья, посвященная нашумевшей в конце прошлого года проблеме ввоза обедненного гексафторида урана (ОГФУ) из Германии в Россию. Первая была посвящена технологиям обогащения урана в России и мире. Рекомендую сначала прочесть ее, а потом уже эту.

В этой статье попробуем разобраться с тем зачем к нам везут ОГФУ, историей формирования российского рынка дообогащения обедненного урана, объемом ввезенных в Россию европейских урановых хвостов и немного с экономикой вопроса. С другими вариантами использования обедненного урана в России и мире, вопросом отнесения его к радиоактивным отходам, экологическими рисками и опасностью ОГФУ будем разбираться в следующих частях. Итак, поехали.


Контейнеры 30B с низкообогащенным ураном в Санкт-Петербурге в 2013 году. Источник.


Экспорт обогащенного урана

В прошлой статье я описал, как СССР с опережением внедрял новые технологии обогащения урана, наращивая мощности и снижая себестоимость обогащения. Конечно, это нужно было для атомного оружия, но с середины 1960-х задачи по наработке оружейного урана стали снижаться, а в мире стала бурно развиваться атомная энергетика, которой тоже нужен обогащенный уран. К тому времени США были монополистом по поставкам уранового топлива для западных АЭС. Но в 1968 году СССР заявил о готовности принимать заказы на обогащение урана. В результате в мире стал формироваться новый конкурентный рынок, стали появляться новые коммерческие компаний по обогащению (URENCO и Eurodif, - см. предыдущую статью по теме). Первый контракт СССР был подписан в 1971 году с Комиссариатом по атомной энергии Франции, где активно строились АЭС. В 1973 было подписано уже около 10 долгосрочных контрактов с энергокомпаниями из Италии, Германии, Великобритании, Испании, Швеции, Финляндии, Бельгии и Швейцарии. К 1975 году СССР занимал 9% мирового рынка обогащения урана. В конце 1980-х СССР вышел и на рынок США. При этом услуги обогащения в СССР были существенно дешевле западных (цена ЕРР в 1980-е была минимум в два раза ниже чем у европейских URENCO и Eurodif ($115-190) против $60-65 у СССР). Пик экспортных поставок услуг по обогащению советских времен к 1979-1980 годам составлял до 5 млн ЕРР в год, что составляло до 1/3 всех советских мощностей по обогащениюhttps://habr.com/ru/topic/edit/481890/.


Копия фрагмента первого экспортного договора на поставки обогащенного урана в 1971 году. Фото из музея УЭХК.

Для выполнения экспортных контрактов на наших заводах надо было провести некоторую модернизацию. Помимо согласования качества и состава продукта, надо было создать цеха для работы с зарубежными типами контейнеров (48Y и 30B) и их опорожнения и заполнения гексафторидом урана в жидкой фазе. Разработанный и построенный за 2 года для этих задач цех получил название "Челнок".

Интересна и разработанная схема поставок. Сырье (природный уран в виде гексафторида) поступало в контейнерах западного образца 48Y (по 15 т твердого ГФУ), а заодно заказчик отправлял пустые контейнеры 30B (меньшего размера), в которых затем ему отправлялся обогащенный гексафторид урана. Похожая схема действует до сих пор, даже контейнеры практически не поменялись. Кстати, и маршрут отгрузок, через порт Питера, тоже остался прежним, правда в конце 1970-х еще использовалась специально построенная перевалочная база в Капитолово.


Схема заполнения транспортных контейнеров для обогащенного урана участка "Челнок" на УЭХК.


Место разгрузки прибывающих контейнеров 48Y с гексафторидом урана (ГФУ) и их загрузки в автоклавы. В них они нагреваются до 105 градусов, ГФУ переходит из твердого вида, в котором он транспортируется и хранится, в газообразное состояние и поступает в технологическую цепочку для обогащения. Фото со стенда музея УЭХК.


Важно отметить, что именно на участке "Челнок", где работают с жидкой фазой ГФУ (и только тут с ней и работают), даже для того чтобы просто через него пройти в соседний цех в ходе пресс-тура, нам раздали сумки с противогазами. Такие меры защиты, не смотря на системы вентиляции и газоанализаторы. Именно обращение с жидких ГФУ наиболее опасная часть технологической цепочки. Но об опасностях я напишу в следующей статье.

Обедненный гексафторид урана в мире

Обедненный уран в цифрах и фактах из отличной обзорной статьи об использовании ОГФУ в мире из Атомного эксперта.

Всего ОГФУ в мире накоплено около 2 млн.т., из них где-то по 800 тыс. т. - в России и США, как странах, активно нарабатывавших уран в оборонных целях и для АЭС других стран. Среднее содержание урана в хвостах, оставшееся от обогащения на диффузионных технологиях и центрифугах предыдущих поколений - 0,2-0,3%. Теоретически, извлеченного по современным технологиям из этих запасов 235-го изотопа может хватить минимум на 5-10 лет работы мировой атомной энергетики. Так что ОГФУ везде в мире рассматривается как стратегический запас сырья.

Росатом, как и его российский (Минатом в 90-е) и советский (Минсредмаш) предшественники , рассматривает ОГФУ как многопрофильный запас сырья - и для доизвлечения урана, и для фабрикации топлива быстрых реакторов, и для неядерных нужд. Поэтому и контракты советских времен предполагали, что после обогащения урана ОГФУ остается в СССР. Аналогичная ситуация была и в США, которые занимались не только обогащением урана в военных целях для себя, но и занимали крупную долю (некоторое время даже будучи монополистом для западных стран) в обеспечении обогащенным ураном мировой атомной энергетики. Создание таких запасов в России уже пригодилось в 90-е годы.

Непростые 90-е
С завалом СССР атомный комплекс страны в целом, и топливная его составляющая в частности, попали в непростое положение. Россия лишилась существенной части советских урановых месторождений, расположенных в средней Азии, в первую очередь в Казахстане. Предприятия по обогащению урана остались на территории России, но прекращение производства оружейного урана (с 1988), снижение темпов развития атомной энергетики в мире после Чернобыля и переход ряда восточноевропейских и финских АЭС на западное топливо сильно снизили спрос на услуги обогащения, в результате разделительные заводы снизили мощности почти в 2 раза. Но к середине 90-х атомный комплекс адаптировался к новым условиям и стал весьма конкурентноспособным на мировом рынке благодаря крупнейшим в мире мощностям по разделению и малой стоимости производства (порядка $20 за ЕРР против около $70 за ЕРР в США на то время), достигнутой за счет эффективной центрифужной технологии и дешевой электроэнергии. Подробнее об истории советско-российского разделительного комплекса можно почитать в этой отличной обзорной статье.


Распределение запасов урана по странам мира с разбивкой на ценовые диапазоны. Слайд из презентации Вячеслава Корогодина (директор по управлению жизненным циклом ядерно-топливного цикла и АЭС ГК Росатом) на первом заседании общественного совета Росатома 12 ноября по теме ввоза ОГФУ с участием представителей Гринпис.

А вот с восстановлением потерянных урановых месторождений вопрос до сих пор полностью не решен. На трех месторождениях России (В Забайкалье, Курганской области и Бурятии) добывается всего около 3000 т природного урана в год. Это не покрывает нужды даже АЭС внутри России. При этом у Росатома существуют обязательства по поставкам топлива для зарубежных АЭС, которые он строит и построил ранее - сейчас Росатом поставляет топливо для 75 энергоблоков АЭС в 14 странах (включая 35 в РФ) и занимает 17% рынка поставок топлива. Поэтому Росатом в последние годы существенно наращивал зарубежные активы. Например, в 2013 г. купил компанию Uranium One), владеющую рудниками в Канаде, Австралии, Казахстане, ЮАР и США и добывающую 4400 тонн урана в год. Часть урана закупается напрямую в Казахстане. Однако и этого не покрывает всех потребностей, превышающих 11000 т. Поэтому Росатом планирует и уже активно использует различные вторичные источники урана - ОГФУ, регенерированный уран из облученного топлива и плутоний в рамках реализации проекта по замыканию топливного цикла. Помимо решения проблемы обеспечения себя топливом это и работа на перспективу, т.к. уран в принципе ресурс исчерпаемый, и интерес к этим топилвным технологиям в будущем должен только возрасти.


Сырьевые источники для традиционной тепловой атомной энергетики. Слайд оттуда же. Отмечу, что тут именно речь о тепловой атомной энергетике, пока даже без упоминания быстрых реакторов, о которых часто говорят применительно к вариантам будущего использования обедненного урана. Регенерированный уран широко применяется во Франции, причем СССР и Россия занимается дообогащением регенерированного урана (один из видов услуг по обогащению) в Северске.

В программах развития атомной энергетики России с 1990-х годов (от 1993-го, и от 1998-го годов) накопленные запасы обедненного урана (ОГФУ) рассматриваются именно как топливный запас. А работы по повторному обогащению ОГФУ должны составлять существенную часть работ обогатительных мощностей (более 25%, или более 6,4 млн ЕРР).


Ориентировочное распределение российских обогатительных мощностей по задачам в 2000-м году. Как видим, около 13% (2,6 из 20 млн ЕРР) работы - это именно дообогащение ОГФУ Источник. При этом другая часть работ по проекту ВОУ-НОУ - это тоже дообогащение ОГФУ, но для США, и об этом позже.

На встрече с общественностью в Новоуральске 5 декабря при мне представители УЭХК сообщили, что на следующий год комбинат на 40% (т.е. около 5 млн. ЕРР) будет загружен обогащением ОГФУ, а не работой с природным ураном.

На сайте Urenco есть очень простой калькулятор, позволяющий связывать объем ЕРР, степень обогащенного, обедненного и сырьевого продукта, а также их массы. Можно прикинуть, что затраты в 2,6-5 млн ЕРР для обогащения ОГФУ с содержанием 0,25% U-235 дают от 1400 до 2800 тонн эквивалентного природному урана (т.е. с 0,711% U-235). Эти данные вполне согласуются с другими оценками, например, от Валентина @tnenergy Гибалова, в примерно 2000 т. в последние годы) природного урана.


Скрин калькулятора Urenco.

Так что накопленный в России ОГФУ уже около 30 лет активно используется как вторичный источник обогащенного или эквивалентного природному урана для российской и мировой атомной энергетики.

ВОУ-НОУ или Мегатонны в Мегаватты

Говоря о дообогащении ОГФУ и истории развития российского обогатительного комплекса, нельзя обойти вниманием тему российско-американского соглашения ВОУ-НОУ об утилизации оружейного урана. Вообще, это один из самых громких и успешных проектов по ядерному разоружению и сокращению ядерных материалов в мире, логически вытекающий из родства мирного и военного атома, использующих один и тот же ядерный материал. Аналогичный проект по утилизации оружейного плутония (СОУП), к сожалению, недавно окончательно провалился.

Развал СССР, прекращение холодной войны и общий настрой на ядерное разоружение в конце 1980-х- начале 1990-х привели к пониманию того, что накопленные запасы ядерных материалов в СССР не только избыточны (как и в США), но и опасны, т.к. потенциально могут попасть в третьи руки (с развалом СССР риск таких утечек сильно беспокоил запад, поэтому они многое сделали и делали вплоть до настоящего времени для усиления контроля и защиты в нашей атомной сфере и в области химического оружия). К этому прибавлялся кризис с атомной отрасли США, не имевших собственных эффективных технологий обогащения урана (см. мою прошлую статью).

Все это привело к заключению соглашения ВОУ-НОУ 1993 года, согласно которому США выкупали у России 500 т высокообогащенного оружейного урана (ВОУ), извлеченного из ядерных боеголовок (около 20 тыс. штук, или примерно 1/2 российских боеголовок, хранящихся на складах и для которых все равно не было носителей), который мы разбавляли и переводили в низкообогащенный уран (НОУ) для топлива АЭС. Соглашение, заключенное на 20 лет (закончилось в 2013 году) позволило привлечь в Россию до $17 млрд ($13 млрд - в бюджет), сохранить российский ядерный комплекс от коллапса в 1990-е годы. При этом собственное развитие технологий обогащения урана в США фактически затормозилось на эти 20 лет соглашения.

О соглашении ВОУ-НОУ можно посмотреть в этом ролике:


Важную роль с реализации соглашения сыграл именно обедненный уран в форме того самого ОГФУ. Он нужен как разбавитель. В принципе, чтобы из высокообогащенного до 90% по U235 урана сделать низкообогащенный до 4,4%, можно разбавить ВОУ природным ураном. Но тут есть нюанс. Дело в том, что российский ВОУ, большая часть которого была произведена из урана, переработанного из отработанного топлива для получения плутония, был загрязнен примесями и актинидами, а так же содержал нежелательные изотопы образовавшихся в реакторе урана-232 и урана-236, и высокую концентрацию урана-234, получающегося при обогащении урана (доля 234-го изотопа в природном уране очень мала, но т.к. по массе он близок к 235-му, то при высоком обогащении его доля растет).

Поэтому российскими специалистами была разработана специальная технология, по которой ВОУ надо разбавлять 1,5% обогащенным ураном (это увеличивает количество конечной продукции, что увеличивает фактор разбавления нежелательных примесей), полученным из чистого ОГФУ. Вот тут-то запасы ОГФУ и пригодились.

К 1999 году выполнение соглашения вышло на максимальные показатели производительности - разбавлялось по 30 т. ВОУ в год. При этом материальный баланс процесса выглядел так: около 8 555 т ОГФУ с 0,25% U-235 обогащали до 1,5% и получали 916,6 т. НОУ, которым затем разбавляли 30 т. ВОУ (90-93% U-235) и получали 949,9 т. конечного продукта с 4,4% U-235, который отправлялся в США для фабрикации топлива АЭС.

ИТОГО: за 20 лет разбавлено 500 т ВОУ (90-93%), получено около 14400 т НОУ (с обогащением до 4,9%), которые на протяжении 20 лет давали около 10% всей электроэнергии в США (суммарно 7 млрд МВт*ч). При этом, ориентировочно, использовано около 143000 т. ОГФУ (0,25%) с получением около 120000 т. дважды обедненного ОГФУ (0,1%), который оставался в России.


Отправка последней партии НОУ в США в рамках программы ВОУ-НОУ в 2013 г. в контейнерах 30B в форме гексафторида урана. Источник фото.

Кстати, транспортировка гексафторида урана и в советское время и в годы действия соглашения ВОУ-НОУ (причем, в обе стороны) шла через порт Санкт-Петербурга (либо в 2000-х через соседний с ним порт Усть-Луга) через который сейчас к нам поступает ОГФУ из Германии. Так что переваленный за все время через Питер гексафторид урана суммарно исчисляется сотнями тысяч тонн.


Маршруты поставок материалов, в т.ч. гексафторида урана, в рамках соглашения ВОУ-НОУ. Источник.

Ввоз европейских хвостов ОГФУ
Итак, как мы уже видели, с 1990-х Россия как и СССР продолжила оказание международных услуг по обогащению природного урана, но при этом начала дообогащать собственные урановые хвосты для восполнения дефицита своего урана. Но с подписанием Соглашения ВОУ-НОУ появился и международный интерес к дообогащению хвостов. Для выполнения Соглашения, а так же для заработка на оказании услуг по дообогащению, в Россию с 1996 года начался ввоз иностранного ОГФУ.

Ниже представлен список контрактов, заключенных с 1995 года на поставки в Россию европейского ОГФУ (и не только) до 2014 года. Это таблица из ответа Минатома РФ от 29.09.2003 на запрос депутата госдумы Мирохина, выложенный Гринписом (ссылка на весь документ) :


Контракты на поставку европейского уранового сырья (источник)

Итак, мы видим, что французская Eurodif (это которые специализировались на обогащении по диффузионной технологии) и англо-германо-нидерландская URENCO поставили в Россию для переработки давальческое сырье в виде около 105 000 т. ОГФУ со средним обогащением 0,3%, при этом после обогащения в России остаются довольно богатые хвосты с содержанием не менее 0,2% и даже выше.

Обратно европейцам вернулись около 8200 т. обогащенного уранового продукта (ОУП) с 0,7% U-235 (эквивалентный природному), 1060 т. ОУП с обогащением 3,5% и около 450 т. ОУП с обогащением около 4,5%. По калькулятору URENCO можно прикинуть, что для получения таких ОУП и хвостов с 0,2% U235 надо как раз около 100 000 т ОГФУ с 0,3% U-235.

Таким образом, эти контракты не только принесли прибыль (ЕРР как и ОУП стоит денег и немалых), но и дали нам примерно половину сырья-разбавителя для выполнения соглашения ВОУ-НОУ.

Кстати, то же письмо Минатома содержит и информацию о прибылях и налоговых отчислениях предприятий по обогащению урана. С 1995-го по 2002 г прибыль составила 52,3 млрд р., а налоги 29,8 млрд р.

И в очередной раз в этом письме министр атомной энергетики Румянцев подчеркивает отношение к ОГФУ как к важному сырью (привет Гринпису, говорящему что это отходы). С 2003 года отношение не поменялось:


И несмотря на то, что соглашение ВОУ-НОУ не получило продолжения (по некоторым оценкам, Россия имеет еще около 800 т. ВОУ), контракт позволил укрепить атомную отрасль России и зарекомендовать Росатом как надежного поставщика. К настоящему времени Россия является крупнейшим зарубежным поставщиком обогащенного урана для США, обеспечивая до 30% их потребностей. При этом средняя цена за ЕРР по контрактам для США в 2018 - около $115, т.е., грубо, Росатом в США может получать до $400 млн. ежегодно.

Текущий контракт с Urenco
Итак, вернемся к текущему моменту и ситуации, обсуждаемой с октября 2019 года, и породившей в итоге эту серию публикаций. В Россию начали поставлять обедненный гексафторид урана с немецкого завода компании Urenco в Гронау. Росатом (как в прочем и Urenco) не раскрывает деталей соглашения - ни объемы, ни финансовые параметры, ни даже подробности того что буду делать с ОГФУ, ссылаясь на коммерческую тайну. Однако подробности договора мы знаем от немецкой стороны благодаря их развитым гражданским институтам - прессе, самостоятельному парламенту, открытому правительству и сильным общественным экологическим организациям.

Согласно протоколу заседания Бундестага от 16.10.19 (вот почему в октябре шумиха и поднялась), представитель немецкого министра окружающей среды на вопрос депутата от партии DIE LINKE подтвердил, что поставки ОГФУ в Россию идут в соответствии с договором от 2018 года между компанией Urenco (и филиалами) и экспортной дочерней компанией Росатома (Tradewill Ltd., дочка Техснабэкспорта). Согласно договору с 2019 по 2022 год в РФ планируется отправить 12 000 тонн ОГФУ: 6000 т до 2020 г из Гронау (к настоящему моменту все 6000 т. уже отправлены - прим. мое), и еще 6000 т с трех площадок Urenco (кроме Гронау имеются в виду филиалы Urenco в Нидерландах и Великобритании - прим. мое) до 2020 года. При этом отмечается, что по договору Urenco получит обратно обогащенный до природного эквивалента (т.е. до 0,711%) урановый продукт (от первой партии или от всех 12 тыс.т. - непонятно).

Таким образом, из ответа становится понятен смысл договора и интересы сторон. Urenco заказывает Росатому дообогащение своего ОГФУ, так же, как делало это в начале 2000-х. При этом дообогащение будет до природного урана, а значит в Германию вернется не 10% от ввезенного ОГФУ, как заявляет Гринпис (при этом постоянно говоря что идет ввоз отходов), а около 30%.

В целом это согласуется с заявлениями Росатома: "вопреки озвученным в публичном пространстве позициям, иностранный обедненный уран ввозится в Россию не "на захоронение", а на обогащение: полученный в результате продукт (обогащенный уран) поставляется на экспорт."

Экономика обогащения

Давайте попробуем оценить экономическую целесообразность такого договора. Поскольку стороны не раскрывают финансовых деталей контракта и цен, придется обратиться к рыночным данным, собираемым консалтинговой компанией Uranium Exchange Company (UxC), специализирующейся на анализе рынка урана и услуг по обращению с ним, в т.ч. обогащению. Стоимость обогащенного урана укрупненно складывается из цены природного урана (его добычи), стоимости перевода его в форму гексафторида и цены обогащения. Если мы дообогащаем хвосты, то цена складывается только из стоимости работы разделения, сами хвосты практически бесплатны.

У UxC есть онлайн-калькулятор, который в отличие от калькулятора Urenco которым мы пользовались выше, считает не только материальный баланс процесса обогащения, но и его цену, учитывает перечисленные мной выше факторы. Причем, по умолчанию он задает текущие спотовые биржевые цены составляющих. Но проблема в том, что по этим ценам торгуется небольшая часть урана, а основные объемы продаются в обход открытого рынка в рамках долгосрочных контрактов между участниками, параметры которых (как и в данном случае у Urenco и Росатома) закрыты коммерческой тайной. Но за неимением других, воспользуемся данными рынка от UxC. Сейчас цена фунта U3O8 (закис-окись урана) - $25/фунт ($55/кг), стоимость перевода в гексафторид $22,25/кгU в UF6 (при этом цена "готового" UF6 $87,6/кгU), цена ЕРР (SWU) - 47$. Рассчитаем стоимость получения природного эквивалента из хвостов с 0,3%, допустив что стоимость хвостов условно $1/кгU:


Расчет стоимости эквивалентного природному урана, дообогащенного из 0,3% ОГФУ на онлайн-калькуляторе UxC.

Как видим, цена получаемого продукта (EUP cost в виде ГФУ = $73,9) ниже, чем у природного ГФУ (UF6 cost = $87.6/кгU). При том, что мы не знаем реальной себестоимости ЕРР у Росатома (знаем лишь что она раньше была в разы ниже цены конкурентов, а к 2000-м составляла около $20), а она может быть и ниже среднерыночной, что может еще повысить экономическую привлекательность процесса. И мы не знаем конечный уровень обеднения, который может быть выбран и более оптимально, чем 0,1% (калькулятор советует 0,219% для минимизации затрат). Таким образом, несмотря на множество неизвестных, вполне возможно, что при текущей конъюнктуре рынка дообогащение ОГФУ может быть экономически оправдано и выгодно.

При этом из 6000 т. ОГФУ (столько уже ввезено из Германии в 2019 году) получится около 2000 т. эквивалентного природному урана и будет затрачено около 2,7 млн ЕРР (УЭХК этой партии меньше чем на год работы). Из 2000 т природного урана можно сделать до 200 т. обогащенного топливного урана на $200 млн., которым можно целый год питать до 10 гигаваттных энергоблоков АЭС, способных выработать около 80 ТВт*ч электроэнергии. Это больше половины того, что произвели угольные ТЭЦ Германии в 2019 году (со всеми соответствующими выбросами). Нормальные такие "отходы", как называет ОГФУ Гринпис, получаются.

И везут их сюда скорее всего потому, что у Urenco нет свободных и дешевых мощностей, поэтому тратить 2,7 млн ЕРР на дообогащение хвостов им экономически невыгодно. Им выгоднее тратить в три раза меньше мощностей, обогащая до 4,4% полученный обратно из России природный уран. Хотя, справедливости ради, и их желание попутно избавиться от хвостов тоже нельзя исключать. Это коммерческая структура, и если они не могут сделать из него еще что-то полезное, в отличие от нас, они это не делают. Это просто бизнес.

Но что же мы делаем с дважды обедненными отвалами ОГФУ, оставшимися после дообогащения? И почему не возвращаем их обратно? Что делают с ОГФУ в других странах и относится ли он где-то к категории радиоактивных отходов (спойлер - где-то таки да)? Об этом - в следующих частях.


302 просмотра  
0
Среда, 13 Ноябрь 2019
 
00:38
Впервые на этом объекте я побывал более 10 лет назад в качестве младшего научного сотрудника Института промышленной экологии УрО РАН. Мало кто за пределами Урала знает, но вот уже более 60 лет в 200 км от Екатеринбурга хранятся тысячи тонн радиоактивного монацита - запасов СССР, собранных для запуска ториевой составляющей атомного проекта. Долгое время скрытый завесой секретности, этот объект породил огромное количество слухов и мифов. За последние 25 лет у него менялись собственники, обсуждались различные варианты использования монацита, вокруг кипели нешуточные общественные страсти. И вот теперь, похоже, база хранения монацита вступает в финальный этап своего существования. 6 ноября прошли общественные слушания по проекту, предусматривающему вывоз монацита на экспорт в Китай. Эта статья посвящена непростой истории, мифах и реальной опасности предприятия, а также его ближайшему будущему. Она написана мной для e1 (ссылка). Под катом привожу ее в авторском, чуть более детальном виде.




Торий и атомный проект СССР

В 1945 году мир вступил в новую, атомную эру. Создание и первое применение атомного орудия привело к началу атомной гонки, продолжающейся до сих пор. В то время создание оружия на новых физических принципах требовало привлечения невероятных финансовых, организационных и человеческих ресурсов. Величайшие ученые трудились над созданием новых областей знаний, отраслей промышленности, и над решением многих задач, открывающим путь к освоению атомной энергии в военных, а затем и в мирных целях. Одним из вопросов, на который пытались найти ответ – это какие материалы можно использовать в качестве ядерного топлива и начинки. Одним из вариантов, который нашел наибольшее распространение в атомной энергетике, стал уран. Для его применения его нужно обогатить по одному из изотопов (235-му), и этим занимаются на комбинате УЭХК в Новоуральске. Другим материалом, нашедшем применение в атомном оружии, стал плутоний. Это искусственный элемент, который получают из урана, облучая последний в специальных ядерных реакторах. Этим занимались, например, на комбинате ПО Маяк в соседней Челябинской области. Но был и третий вариант – торий. Это природный элемент, из которого так же в реакторах можно получать удобный для атомного оружия изотоп урана – 233-й. Научно-исследовательские работы по использованию тория проводились чуть меньше 10 лет, но к 1953 году руководитель советского атомного проекта Курчатов подвел итоги этого направления, отметив его нецелесообразность по сравнению с уран-плутониевым топливным циклом.

База хранения под Красноуфимском
Тем не менее, добыча ториевого сырья в виде монацита была налажена в СССР еще с 1930-х годов, до начала атомного проекта, на фоне общего интереса к радиоактивным материалам. Добывали его как минимум в двух местах - в Сибири, на Таракском месторождении под Канском, и в Режевском районе Свердловской области, в поселке Озерный. Монацит намывали из речного песка, обогащали, при этом образовывались большие отвалы обедненного песка, все еще содержавшего торий. Их запасы в последующем стали источником проблем, так как местной население в поселке Озерный и на станции Костоусово бесконтрольно использовало этот мелкий песок как строительный материал. В результате в начале 90-х в этих населенных пунктах пришлось проводить дезактивационные работы силами производственного объединения «Торон», ранее работавшем в зоне чернобыльской аварии. К счастью, жители получили пусть и повышенные, но не катастрофичные дозы. Но это уже отдельная история.

После прекращения работ по торию в атомном проекте, его стратегический запас было решено собрать в одном месте – под Красноуфимском. С 1941 года тут, вблизи станции Зюрзя, была построена база госрезерва под кодовым названием «почтовый ящик 118» для стратегических запасов продовольствия. На территории чуть более 20 га разместили 19 деревянных амбаров-сараев размерами 85*14 метров, в которых разместился запас зерна. Но в начале 1960 года на базу стал поступать новый груз под названием «концентрам ОМ». Регулярно, партиями по 200 тонн в виде деревянных 50-килограмовых ящиков с мешками, заполненными бурым песком – монацитом. За 4 года на базу было свезено около 82 тысяч тонн. К существующим амбарам, заполненным сверху донизу, добавили еще 4. В таком виде хранилище просуществовало до середины 90-х годов.

В 1994 году, по инициативе Эдуарда Росселя, баз хранения монацита была передана в собственность Свердловской области, и реорганизована в областное государственное учреждение «УралМонацит». Тогда такое приобретение казалось потенциально выгодным, так как монацит содержит не только торий, но и десятки тысяч тонн оксидов редкоземельных элементов (РЗЭ), цены на которые в 90-е были очень высокими. Идея получения этих элементов из монацита казалось коммерчески очень перспективной, но пока разрабатывали приемлемые технологии переработки, Китай успел завоевать мировой рынок РЗЭ. В итоге запас монацита остался мертвым грузом на собственности области.


Внутреннее состояние складов и штабелей с монацитом. Бетонный пол проломился, местами штабели завалились. Фото мое от 6 ноября этого года


Еще внутренние виды. Архивное фото из презентационных материалов слушаний 6 ноября.

Посмотреть на вид старых деревянных складов до возведения над ними новых металлических (это было где-то после 2008-го) можно в этом видео 2001 года (там есть и мой бывший шеф, защитивший диссертацию по влиянию этого объекта на окружающую среду):


Тем временем техническое состояние складов становилось все хуже, построенные во время войны и для других целей конструкции значительно обветшали. Под весом ящиков с тяжелым монацитом бетонные полы складов проломились, стены их начали заваливаться, ремонт и многочисленные подпорки не снимали риска обрушения. На средства области вокруг деревянных амбаров были построены металлические ангары на новых фундаментах, с расчётом на то, что даже при обрушении внутренних зданий наружу монацит не попадет.


Современный внешний вид металлических ангаров, возведенных над старыми деревянными амбарами.


Старый деревянный амбар внутри нового металлического

Влияние на окружающую среду – мифы и реальность
Как это часто бывает, наличие охраняемого объекта с непонятным, но радиоактивным содержимым, не могло не обрасти за долгие годы множеством слухов и мифов. Даже снятие грифов секретности в 90-е не сильно прояснило обстановку, так как на понятное беспокойство местных жителей наложились не только накопившиеся мифы, но и различные попытки манипуляций на почве опасностей, как реальных, так и вымышленных, тесно переплетенных между собой. В многочисленных публикациях об Уралмонаците можно найти упоминания и о новой форме жизни, появившейся на складах, и о том, что все работники предприятия умерли от рака и страшных болезней, и о студентах, подхвативших непонятную болезнь во время работ рядом со складами.

В середине 1990-х, изучением особенностей монацита и влиянием всего объекта на окружающую среду занялись ученые. Институт промышленной экологи УрО РАН (ИПЭ УрО РАН) занимался изучением обстановки на объекте с 1995 года, т.е. уже в течение 25 лет. Автор этих строк начинал свой путь в науке именно в этом институте, и на объекте побывал впервые более 10 лет назад в качестве младшего научного сотрудника.

Чем вообще может быть опасен монацит как радиоактивный материал? Содержащийся в нем торий (оксид тория составляет до 10% от массы монацита) – это природный слаборадиоактивный элемент, такой же натуральный, как, например, уран. Он может быть опасен по нескольким причинам. Во-первых, в высоких концентрациях он может быть источником гамма-излучения, которое приводит к дополнительному (помимо того, что человек получает 24 в сутки от других природных источников, в т.ч. и природного тория) внешнему облучению. Во-вторых, при его распаде образуются летучие радиоактивные газы - радон (Rn-222) и торон (Rn-220). Их длительное вдыхание в высоких концентрациях приводит к облучению легких альфа-частицами. Однако величину этих факторов и степень их опасности можно и нужно определять в конкретных условиях. Приведу некоторые краткие результаты исследований опасности этих факторов, сложившихся в конкретных условиях на базе Уралмонацит, обобщенных в многочисленных публикациях сотрудников института.

Во-первых, влияние объекта на окружающую среду сильно преувеличено. Да, возле складов и особенно внутри них гамма-фон в десятки и сотни раз выше «обычных» уровней (в среднем внутри складов около 90 мкЗв/ч, тогда как средняя величина гамма-фона в Екатеринбурге - 0,1-0,2 мкЗв/ч), что ограничивает время присутствия там персонала. Но за пределами территории фон в норме.


Мощность дозы на базе и вокруг нее в нЗв/ч (1 мЗв/ч = 1000 нЗв/ч, поэтому изолинии «300» на схеме означает мощность дозы в 0,3 мкЗв/ч). Скан из статьи Вестника УрО РАН об Уралмонаците

Во-вторых, ни сам монацит, ни содержащийся в нем радиоактивный торий за пределами складов не обнаружен – ни в воде, ни в почве, ни в образцах растительности его нет. Что не удивительно. Монацит, полученный путем промывки речного песка, нерастворим, при этом он довольно тяжелый. Поэтому осадками он не вымывается, ветром в виде пыли не выносится. Специально проведенные в течение нескольких лет эксперименты лишь подтвердили эти выводы. Грубо говоря – даже обрушение или пожар на каком-либо из амбаров-складов не вызвали бы пылевого выброса монацита за пределы территории. То же касается и летучих продуктов распада тория – газов радона и торона. Их концентрации повышены внутри складов, но за границами территории не отличаются от обычных уровней для этого региона.

В-третьих, в архивах предприятия найдены данные о 438 сотрудниках (автор этих строк лично оцифровывал эти архивы), работавших на базе с 1960 по 1997 годы, включая несколько десятков тех, кто участвовал в ручной разгрузке монацита в 60-е. Проведенное сопоставление структуры причин смертности среди работников предприятия и остального населения Красноуфимского района (собраны данные о причинах смерти более 4600 жителей за те же годы) не выявило значимых отличий. Так что никакого роста рака и других заболеваний у работников предприятия не выявлено.

В-четвертых, хотелось бы прокомментировать очень популярный миф о студентах УрГУ, приехавших в тот район на уборку лука в 80-е и заболевших непонятной болезнью, что, якобы, связано с монацитовыми складами. Этот вопрос был задан на слушаниях 6-го ноября, и на него ответил директор Института промышленной экологии УрО РАН Михаил Жуковский, 25 лет читающий курс «Медико-биологические основы радиационной безопасности» на физтехе:

«Человечество знакомо с ионизирующим излучением с 1895 года. За это время хорошо изучено что может происходить при его воздействии на организм, а что не может. Никакой контакт с монацитом или его упаковкой не мог привести к тем неврологическим эффектам и симптомам, которые наблюдались у студентов. Сейчас наверно сложно уже точно выяснить что именно вызвало тогда те симптомы. Рассматривались разные версии, в том числе отравления различными химикатами, удобрениями или пестицидами. Но можно точно сказать, что причина наблюдавшихся эффектов не соответствует воздействию ионизирующего излучения.»


Михаил Жуковский, директор ИПЭ УрО РАН на слушаниях 6 ноября.

Важно отметить еще один вывод ученых, связанный с базой хранения монацита. Какие бы ни были применены технологии его переработки для получения ли тория или получения редкоземельных элементов, этот процесс будет связан с образованием большого количества радиоактивных отходов, ненамного меньшем, чем само количество монацита. Причем, в отличие от монацита, который нерастворим, эти отходы будут уже в жидкой и подвижной, а значит более опасной форме. Поэтому безотносительно финансовых оценок, отказ от строительства на территории базы завода по переработке монацита можно считать неплохим решением с экологической точки зрения.

Переупаковать и вывезти
6 ноября в Красноуфимске прошли общественные слушания по проекту ОВОС (обоснование воздействия на окружающую среду) планируемой деятельности по вывозу монацита с базы хранения. Начало этого вывоза ждут уже несколько лет, и вот процесс выходит на финишную прямую.


На общественных слушаниях в Красноуфимске 6-го ноября был представлен проект переупаковки и вывоза монацита. В слушаниях с участием главы администрации города, руководства компаний «РедЗемТехнологии», «СпецАтомСервис», ГУ «Уралмонацит» и Института промышленной экологии УрО РАН приняли участие около 45 жителей района.

Еще в 2013 году областное правительство за 50 млн рублей на аукционе продало запасы монацита компании ООО «РедЗемТехнологии». Соглашение предполагает, что помимо вывоза концентрата за пределы области, будет проведена реабилитация территории базы хранения с удалением и очисткой от всех радиоактивных отходов. На слушаниях этот вопрос не рассматривался, но в кулуарах представители компании подтвердили, что монацит отправится в Китай на дальнейшую переработку. В Поднебесной и экологическое законодательство более либеральное по сравнению с российским, и переработка монацита поставлена на промышленную основу.

Сами работы по переупаковке и отправке монацита будет проводить компания-подрядчик, имеющая опыт работы с радиоактивными веществами и радиационно-опасными объектами - ООО ПК «СпецАтомСервис». На территории базы хранения и рядом с ней уже произошли заметные изменения. С сентября 2018 года проведен капитальный ремонт железнодорожного тупика и станции Зюрзя для погрузки контейнеров с монацитом в соответствии с требованиям правил перевозки опасных грузов ж/д транспортом. На самой базе так же отсыпают новые дороги, на базе временных зданий и сооружений создают мобильный технологический комплекс для проведения работ по извлечению из ангаров и перетарке концентрата в современную транспортную упаковку. Перед слушаниями представители «СпецАтомСервис» показали, как будет организован весь процесс.

На вот этом видео, снятом журналистами за неделю до моего визита туда 6-го числа, можно посмотреть как все организовано:



Схематично обращение с монацитом будет организовано следующим образом. Все работы внутри складов будут вестись без постоянного присутствия там людей как по соображениям радиационной безопасности, так и с целью избежать присутствия людей в обветшалых амбарах при механических работах.


Разбирать штабели из деревянных ящиков с монацитом будут с помощью роботизированных шведских манипуляторов Brokk с дистанционным управлением. Подобные роботы-манипуляторы уже зарекомендовали себя на объектах Росатома и при работе МЧС.


Манипуляторы снабжены камерами, сами операторы при работе буду находиться вне склада.


Белый ангар справа – склад с монацитом. В его стене будет проделано отверстие для конвейерной ленты. По ней ящики с монацитом будут подаваться в эту зеленую модульную конструкцию из нескольких контейнеров для переупаковки. Внутри нее ящики попадают на установку «прокалывания», где гидравлический пресс будет пробивать дно ящика и высыпать монацитовый концентрат в приемный бункер. Оттуда превмоприводом по трубам монацит будет подаваться в соседний модуль для переупаковки в биг-бэги по 2 тонны. Все эти процессы буду проходить под дистанционным контролем и без постоянного присутствия человека. После процедуры маркировки и паспортизации биг-бэги будут загружены в 20-футовые транспортные ISO-контейнеры, которые автотранспортом оправят для дальнейшей погрузки на ж/д транспорт к путям необщего пользования вблизи станции Зюрзя, находящимся в шаговой доступности от базы.


Разломанная деревянная и бумажная тара от ящиков с монацитом будет складываться в металлические контейнеры и идти на дальнейшую сортировку. Этот процесс уже будет проводиться с участием людей. Для их работы на территории базы уже возведено несколько модульных цехов. Снаружи они выглядят так, как показано на фото выше.


Вид цеха сортировки изнутри. Помимо входов для людей он имеет входную группу-шлюз (слева вверху) с двойными воротами, через которые погрузчики будут привозить от модуля переупаковки металлические контейнеры с остатками деревянной и бумажной тары. Ее и будут выкладывать на конвейер, откуда работники цеха будут разбирать ее на столы для обработки.


Деревянная тара будет вручную очищаться от остатков монацита промышленными пылесосами и направляться далее на измельчитель (конвейер слева). После дозиметрического контроля, если тара будет иметь остаточное радиоактивное загрязнение, она будет передаваться специализированной организации по обращению с радиоактивными отходами ФГУП РосРАО для дальнейшей переработки и захоронения.


Через такие системы радиационного контроля рук будет проходить весь персонал, работающий в цехе обработки тары. Проход внутрь возможны только через санпропускники с полным переодеванием в спецодежду и средства индивидуальной защиты и контроля в виде индивидуальных дозиметров.


За всеми работами так же будет осуществляться контроль из диспетчерской.

Операции с концентратом начнутся после получения разрешений со стороны Ростехнадзора, Роспотребнадзора, Ространснадзора. Планируется, что работы начнутся в первом квартале 2020 года. Если все пойдет по плану, то уже через несколько лет нынешняя территория базы хранения ториевого запаса СССР будет полностью освобождена от радиоактивных материалов и дезактивирована. Предполагается, что после этого на нем можно будет разместить новый промышленный объект.

А вот в этом видео местного Красноуфимского телеканала можно посмотреть на то как прошли слушания, на выступление докладчика по проекту и ответы экспертов:



527 просмотров  
+5
Среда, 6 Ноябрь 2019
 
23:38
На днях тут зачем-то посчитал, что УЭХК, который в Новоуральске, который крупнейший в мире комбинат по обогащению урана, и куда завозят ОГФУ, потребляет примерно 1/6 от электроэнергии, потребляемой Екатеринбургом. Так-то офигеть для одного предприятия, пусть и такого крупного. И это притом, что центрифужная технология, которая там используется - самая энергоэффективная из всех масштабно применяемых способов обогащения урана. Предыдущая, диффузионная, была на порядок энергозатратнее...

PS: ПРи этом УЭХК не самый большой потребитель электроэнергии в области. Он в пятерке крупнейших, а самый большой - Качканарский ГОК.

274 просмотра  
+2
Пятница, 18 Октябрь 2019
 
00:04
63 года назад королева Елизавета II открыла первую в Великобритании АЭС - Колдер Холл, в Селлафилде. Англичане открыли АЭС раньше американцев, но на два года позже, чем это впервые в мире сделал СССР в Обнинске в 1954 году (хотя тут тоже без споров не обходится).

Я частенько использую в своих лекциях об истории атомной энергетики загадку-шутку (она, кстати, всегда заходит) и прошу угадать на фото девушку, открывающую первую АЭС в Великобритании. А потом добавляю, что АЭС давно уже не работает, а вот королева все еще огого. Что как бы говорит нам о небольшом сроке работы АЭС первых поколений и в целом о том, что в монархию англичане умеют куда лучше, чем в атомную энергетику (сейчас она у них во многом контролируется французами, а строят у них уже даже китайцы). Короче, Боже храни Елизавету II!


Фото из сообщества МАГАТЭ в ФБ.


419 просмотров  
+6
Вторник, 30 Июль 2019
 
14:41
Помните историю про выброс рутения почти двухлетней давности? Тут вчера новости по ней подвезли. Вышла научная публикация международного коллектива ученых (из 32 стран) в , обосновывающих предыдущую версию о том, что источником является ПО "Маяк". Обобщили имеющиеся данные, провели даже модельные эксперименты, хотя при этом, как и ранее, с полной уверенностью утверждать что это именно Маяк не берутся (что дает желающим простор для манипуляций), но именно его называют наиболее вероятным источником, опровергая другие версии.

Росатом и Маяк причастность к выбросу отрицали и отрицают (нынешние новости вроде не комментируют), аргументируя все результатами своих проверок. И не только внутренних - Институт безопасного развития атомной энергии (ИБРАЭ) даже собирал международную комиссию, однако после двух заседаний она к весне прошлого года так и не смогла установить причины выброса и на том новости о ее работе и закончились. Забавно, но в прошлом году на одном из мероприятий я встретил Рафаэля Арутюняна, замдиректора ИБРАЭ и члена той комиссии, и спросил о результатах ее работы, но от ответа он ушел и в прямом и в переносном смысле...

В общем, с учетом аккуратных формулировок, никто (кроме Росатома) категоричных заявлений не делает, но мировая научная общественность свое мнение убедительно сформировала. К счастью, тут речь не идет о поиске виновных с целью каких-либо компенсаций, но вопросы по безопасности и открытости к Росатому остаются. Короче, неприятная история, с осадочком.



195 просмотров  
+5
Пятница, 19 Июль 2019
 
11:10
Тут за последнюю неделю отключали из-за проблем с электрооборудованием блоки на двух российских АЭС. В прошлую пятницу на Белоярской из-за проблем с генератором, а вчера на Калининской АЭС остановили три (!) энергоблока из четырех из-за короткого замыкания трансформатора на открытом распредустройстве. Из-за загрузки на работе я об этих авариях обычно узнавал от журналистов, которые просили их прокомментировать, или от знакомых с теми же вопросами. Но в итоге время что-то сказать (если оно вообще кому-то интересно) появилось лишь сейчас. По пунктам:


Инфографика к ситуации на Калининской АЭС с сайта Росэнергоатома.



1. Радиационной и ядерной угрозы в обоих случаях нет, но об этом и так уже все сказали. Проблемы в электрооборудовании, которое выдает энергию со станции в сеть и которое к работе реактора и первого (радиоактивного) контура вообще особого отношения не имеет. Реакторы работать без этого могут, но смысла в этом нет - они не могут отдавать выработанную электроэнергию. Потому их и отключают, совершенно штатно и в соответствии с регламентом, по принципу "в любой непонятной (на самом деле понятной) или потенциально опасной ситуации глуши реактор". Так что эта история показывает на самом деле надежность станций, которые знают что и как делать если идет что-то не так с оборудованием, и перестраховываются.

2. Никакое оборудование нигде и никогда не может работать 100% надежно. Это знают и проектировщики, и эксплуатирующий персонал, поэтому на случай отказа любых систем есть план действий и аварией это на самом деле не считается (см п.1). Просто понятно, что в общественном сознании любое отключение энергоблока АЭС - это ужас ужас, а сгоревший трансформатор на АЭС - это совсем не то же самое что любой другой сгоревший трансформатор. Хотя в эти выходные, например, сгоревший трансформатор привел к блэкауту в Нью-Йорке и оставил без света более 50 000 человек. Такое случается везде где есть электричество.

3. Суммарное отключение трех блоков на Калининской АЭС - это так-то дофига потери в энергосистеме. По данным Минэнерго снижение было на 3784 МВт - с 4267 МВт до 483 МВт. Это, для сравнения, потребление почти четырех городов как Екатеринбург. Так что на самом деле это скорее проблема для сетей, чем для АЭС. Для компенсации потерь были включены аж 11 энергоблоков резервных электростанций на сжигаемом топливе. При этом почти на 25 минут была снижена частота в сети ниже 50 Гц (минимальное кратковременное значение частоты – 49,82 Гц), был скачек напряжения, однако ни блэкаутов, ни отключений, судя по доступной информации, не было. Так что сети тоже к таким "авариям" готовы и стресс-тест прошли, в отличие от Нью-Йорка (это я не к тому что у нас лучше, просто для примера того, что бывает иначе).

4. Тяжесть всякой аварии можно измерять последствиями (ну тут их особо нет кроме замены оборудования и упущенной выгоды от простоя энергоблоков) и скоростью восстановления работы оборудования. На Калининской АЭС из трех отключенных блоков один уже включен в работу (4-й, менее чем через 15 часов после отключения), еще два планируют включить сегодня. На Белоярской АЭС после отключения в прошлую пятницу, блок БН-800 включен вчера. Текущую ситуацию по работе энергоблоков российских АЭС в режиме реального времени можно отслеживать вот тут, на главной странице Росэнергоатома.

5. Про связи с общественностью. Как я уже писал выше, в первую очередь широкую общественность по понятным причинам интересует радиационная опасность и пресс-службы совершенно правильно говорят именно о ней (что ее нет), добавляя минимум необходимых технических деталей. Людей более в теме (типа меня), конечно интересуют еще и технические подробности (типа как из-за одного трансформатора аж три блока отключились, или что же за фигня случилась с генератором на БН-800). Но тут понятно, что и разбираться надо, и на широкую публику вряд ли будут расписывать все детали, хотя со временем от специалистов можно будет их узнать. Это с одной стороны и понятно, с другой - все же печально, т.к. о неприятностях до сих пор с полной открытостью в отрасли говорить не принято. С другой стороны, в этой истории я впервые заметил нововведение, когда Росэнергоатом выдает видео, на котором главный инженер Калининской АЭС в тот же день рассказывает о произошедшем прямо на фоне того-самого распредустройства (но, правда, без показа работ по устранению). Это, по-моему, покруче простых заявлений об отсутствии радиационной угрозы. На одном из мероприятий с пресс-службами Росэнергоатома по вопросам реагирования в случае ЧП в прошлом году мы как-то обсуждали что так хорошо бы делать (а еще лучше вести онлайн с места событий), и вот оно появилось. Не факт, что именно после нашего обсуждения, но все же. Это круто.


Видео с Александром Дорофеевым, главным инженером Калининской АЭС. Отсюда.

6. А аварии и отказы - не круто. Но они, как я уже писал, случаются с любой техникой и везде. И с ними обычно знают, что делать. Главное - не паниковать)




426 просмотров  
+4
Четверг, 30 Май 2019
 
14:23
Фейсбук тут напомнил об эксперименте, проведенном три года назад. Тогда я в полете взял с собой бытовой дозиметр и впервые на практике проверил то, что давно знал в теории. Об этом кстати часто спрашивают у меня на лекциях.

Итак, измерил я радиационный фон во время полета в Москву. На фото картинка слева на земле в Екб - 0,12 мкЗв/ч (12 мкР/ч, кому так привычней), и на высоте около 9 км - 3,5 мкЗв/ч. Итак, наверху фон более чем в 20 раз выше "обычного". Почему так, надеюсь, все знают? Если коротко - космическое гамма-излучение, которое падает на землю, ослабляется многокилометровым слоем атмосферы, а наверху такой защиты нет - вот там фон и выше. Это не так страшно, даже если вы часто летаете. По нашим нормам радиационной безопасности, допустимая дополнительная (сверх тех 12 мкР/ч на земле) годовая доза облучения для населения составляет 1 мЗв (или 1000 мкЗв). Чтобы получить эту дозу надо в течение года каждую неделю по 2-3 раза летать туда-обратно между Екб и Москвой. Для летчиков и экипажей самолетов это, конечно, дополнительный вредный фактор на работе, но если вы реально так мотаетесь по командировкам, то я бы беспокоился не о радиации, а о том, что вы редко бываете с семьей. Это сказывается на здоровье и нервах посильнее радиации:)





414 просмотра  
+6
Суббота, 13 Апрель 2019
 
14:56
Последние два месяца был загружен работой и при они были богаты на разного рода мероприятия, в которых я принимал участие - и лекции, и ведение Открытой лабораторной, и встречи с космонавтами. Поэтому времени на блог особо не было (но в FB хроника ведется), зато контент поднакопился. Буду постепенно его выкладывать.

22 марта в екатеринбургском Информационном центре по атомной энергиив рамках проекта Бодрый вечер. Моя наука: химия меня пригласили прочитать небольшую лекцию об уране. Делал ее специально для этого мероприятия и довольно спешно. Но было интересно самому узнать интересные факты и поделиться ими. Выкладываю видеозапись. Это запись трансляции сразу трех лекций в рамках этого вечера, моя - это первые полчаса.





269 просмотров  
+1
Пятница, 21 Декабрь 2018
 
09:00
67 лет назад, 20 декабря 1951 года, экспериментальный быстрый реактор EBR-1 стал одним из первых атомных источников электроэнергии. На фото показаны 4 лампочки мощностью 200 Вт, которые он "зажег" в тот день. До запуска первой в мире атомной станции в Обнинске оставалось около 3 лет.

К памятной дате небольшой рассказ о появлении этого реактора, фото того что с ним сейчас, и пояснение того почему он не считается полноценной АЭС.


Первая электроэнергия от реактора EBR-1 в 1951 году. Фото: DOE


Реактор был спроектирован и построен в штате Айдахо командой из Ливерморской лаборатории на месте для испытаний атомных реакторов. Позже это место стало Национальной ядерной лабораторией штата Айдахо (INL), и всего тут было спроектировано и испытано около 50 ядерных установок, включая реакторы для ВМС США и даже экспериментальные авиационные ядерные двигатели и энергоустановки.


Вид на площадку, где расположено здание реактора EBR-1 (в центре), а слева - два экспериментальных реактора программы создания Авиационных ядерных двигателей (Aircraft Nuclear Propulsion), закрытой в 1961 году.


Студенты на фоне одного из авиационных реакторов HTRE-3 (по ссылке желающие могут почитать 210-страничный отчет о его испытаниях. Фото: EBR-1 Facebook page

Всего реактор EBR-1 с помощью турбины и генератора вырабатывал до 200 кВт электроэнергии из 1,4 МВт тепловой энергии (не самый высокий КПД), которую создавал в активной зоне размером с футбольный мяч. И пусть сейчас на его фасаде красуется надпись о том, что это первая в мире АЭС, формально он не являлся атомной станцией, поскольку вырабатываемая энергия использовалась лишь на промплощадке, а не передавалась в сеть.


Туристы на фоне здания EBR-1 с гордой табличкой, именующей его "первой в мире АЭС". Фото: EBR-1 Facebook page

Первая полноценная АЭС в США (АЭС Шиппингпорт с одним реактором мощностью 68 МВт) заработала лишь в 1958 году. А первой в мире АЭС, выдавшей ток в общую электросеть в 1954 году, стала советская Обнинская АЭС. Ее мощность была 5 МВт.


Первая АЭС в США - АЭС Шиппингпорт. Фото: Википедия

Но EBR-1 строился не столько для получения энергии (то что это возможно ни у кого особых сомнений не вызывало), сколько для подтверждения возможности создания реактора-бридера. Бридер - это реактор, в котором при работе образуется больше нового ядерного топлива (плутония), чем расходуется (урана). Теоретически это было понятно раньше, но возможность построить такой реактор (с быстрым спектром нейтронов и жидкометаллическим теплоносителем) появилась лишь после Второй мировой войны. Спустя 2 года после запуска EBR-1, в экспериментах 1953 года, свойства реактора-бридера были подтверждены.


Очередная группа студентов Университета Айдахо на фоне пульта управления EBR-1. Фото: EBR-1 Facebook page

Подобные экспериментальные быстрые реакторы в СССР появились позже, в том же Обнинске в серии реакторов БР, а позже это направление выросло и до промышленных энергетических реакторов серии БН на Белоярской АЭС.

EBR-1 был остановлен в 1964 году, а в 1966 году его посетил президент США Линдон Джонсон и присвоил ему статус Национальной достопримечательности. Сейчас на площадке EBR-1 работает музей атомной энергии, открытый в летний сезон каждый день для всех желающих. В остальное время - для групп по предварительной записи. В первой в мире АЭС в Обнинске сейчас тоже музей, но он работает только для групп по записи.


Перед музеем EBR-1. Фото: EBR-1 Facebook page





229 просмотров  
+3
Вторник, 13 Ноябрь 2018
 
17:53
Послезавтра, 15 ноября, исполнится ровно 30 лет с полета "Бурана". Первый отечественный многоразовый корабль, пик советской космической программы, технически шедевр и наш ответ американскому Space Shuttle, увы, совершил лишь один полет в космос. Без людей, в полностью автоматическом режиме.

Об истории его создания, отличиях от более успешного аналога и непростой судьбе расскажу завтра в своей рубрике на радио Серебряный Дождь 88,8 FМ в 8:30. Кстати, мы там будет по теме книжку разыгрывать, так что пишите/звоните. А пока под катом можно посмотреть много фото, взятых с сайта Роскосмоса.



























221 просмотр  
+1
 
За последние сутки на сайте:
Новостей: