наверх
Вход на сайт Вход на сайт
Вход Регистрация Забыли пароль?  

Ваш логин
Пароль
 
Закрыть
Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
 


Аватар Дмитрий Горчаков
карма
10,1
 
  метки записей:
 
2019
Октябрь
пн вт ср чт пт сб вс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   
 
  ответы: RSS-лента последних ответов
Ты опоздал с идеей,
процесс уже давно идет.
Они там все в Европе
помешались на
экологичности, никто не
удивится если АЭС
начнут прикрывать.
Очень интересно.
Людей жаль. Но об этом
был мой предыдущий
пост. Это вам людей
жаль, а псевдопатриотам
на погибших совсем
пофигу. У них в голове
супер т...
физики скормили
руководству сырую или
тупиковую технологию и
получили финансирование
Сейчас одаренные
прибегут и скажут, что
тут дело н...
1. Случившееся в общих
чертах напоминает
аварию в бухте Чажма 10
августа 1985. 2. Замеры
сделают и без
Гидромета. Они
погоду-то на севере не
могут отс...
И меркантильное: Это ж
такие деньжищи в трубу.
Ну не всё так плохо на
самом деле. Если
говорить про ядерную
зиму и увеличение
радиационного фона, то
за период испытаний
помимо 2 боевых взрывов
прои...
Именно в средние века
крестьяне регулярно
использовались в виде
ополчения - интересы то
были общие, свой хозяин
регулярно брал
едой/шкурами/деньгами,
...
37 записей по метке Экология
Пятница, 11 Октябрь 2019  RSS-лента записей блога
 
01:31
В начале года я писал о проблеме утилизации советский атомных подводных лодок в Приморье. За долгое время их, как и связанных с ними экологических проблем, накопилось довольно много. Поэтому за последние годы проводилась большая международная работа по устранению связанных с атомным флотом угроз и приведению всего накопленного ядерного «мусора» в безопасное состояние.

Помимо проблем атомного флота (списанные подлодки и их топливо, базы обслуживания с накопленными на них отходами и т.д.), за время холодной войны многие проблемы накапливались и в глубоком тылу – на комбинатах по наработке оружейных ядерных материалов на Урале и в Сибири, накапливалось ядерное топливо на атомных станциях, устаревали и требовали вывода из эксплуатации многие объекты и установки, что вновь вызывало необходимость утилизации большого объема радиоактивных отходов. В этой статье я попробую рассказать об одной из важнейших и в прямом смысле крупнейших проблем ядерного наследия СССР – водоемах-хранилищах радиоактивных отходов.




Долгое время в атомных проектах как СССР так и США практика обращения с радиоактивными отходами заключалась в создании временных пунктов хранения РАО в месте их образования возле оборонных предприятий и на объектах ядерного топливного цикла. На территории России за 70 лет накоплено более 500 млн. м3 РАО, места их накопления можно посмотреть тут. Большая их часть – это жидкие отходы, сосредоточенные в открытых водоемах-накопителях вблизи комбинатов, занимавшихся наработкой и выделением оружейного плутония. Таких комбинатов в России три – ПО «Маяк» (г. Озерск, Челябинская область), СХК (г. Северск, Томская область) и ГХК (Железногорск, Красноярский край). В вопросах обеспечения ядерного щита страны вопрос об окончательной изоляции образующихся РАО не были приоритетными. Но к 1990-м многие объекты пришли в крайне опасное состояние и дальнейшее откладывание проблем грозило серьезными последствиями и даже катастрофами.


Распределение объемов накопленных ЖРО в водоемах-хранилищах на ПО «Маяк», СХК и ГХК. (Источник)

Почти 99% объемов ЖРО сосредоточены на ПО «Маяк» в Челябинской области. Из них основным является Теченский каскад водоемов. Описание его и связанных с ним проблем достойно отдельной статьи, а сейчас я остановлюсь на других, меньших по объему, но гораздо более опасных объектах, лидирующих по накопленной активности - в первую очередь это озеро Карачай и Старое болото на ПО «Маяк» и водоемы Б-1, Б-2 и Б-25 на Сибирском химкомбинате в г. Северск.

ПО «Маяк»
Самая крупная промышленная площадка ядерного комплекса СССР – производственное объединение «Маяк» (ПО «Маяк», ранее – завод №817, "сороковка"), в городе Озерск (Ранее Челябинск-40) в Челябинской области. Первенец атомной промышленности (работает с 1949 года), ПО «Маяк» одновременно стал и самым сложным фрагментом ядерного наследия, связанным с начальным этапом создания ядерного оружия полным спешки и недостатка знаний и дефицита ресурсов.

Хомкомбинат имел в своем составе несколько реакторов для наработки оружейного плутония из природного урана, радиохимическое производство по выделению плутония-239 из облученного топлива и химико-металлургическое отделение для получения металлического плутония.

Поскольку в атомной гонке СССР догонял США, то многие решения были скопированы. По аналогии с американским заводом по производству плутония, изначально в проекте ПО «Маяк» предполагалось, что жидкие радиоактивные отходы (ЖРО) средней и низкой удельной активности будут отправляться в открытую гидрографическую сеть - реку Течу. Правда река на Урале оказалась не такой полноводной, как в США, и с 1948 по 1951 годы Теча оказалась настолько загрязнена, что сбросы в нее было решено прекратить. В последующий период в качестве накопителей сбросов ЖРО использовались естественные и искусственные водоемы - оз. Кызылташ (В-2), оз. Татыш (В-6). водоемы В-9 (Карачай), В-17 (Старое Болото).


Схема расположения водоемов вокруг промплощадки ПО «Маяк». И-9 – оз. Карачай. (Источник)

Похожая, но гораздо менее масштабная картина складывалась и на других комбинатах для наработки оружейного плутония. Таким образом, именно открытые водоемы стали главными накопителями радиоактивных отходов – как по активности, так и по объему. При этом они несли огромную угрозу, т.к. они находятся под открытым небом, подвергаются угрозе затопления, протечек, и выносов активности при ураганах или смерчах. Подобная авария случилась на в 1967 году. Именно приведением подобных водоемов в безопасное или хотя бы стабильное положение занялись в первую очередь, когда было принято решение о комплексной ликвидации ядерного наследия СССР.

Карачай (накопленная активность - 120 млн Ки, объем 0,3 млн м3)

Водоем В-9, созданный в 1951 году на месте бывшего бессточного болота Карачай на промышленной площадке ПО «Маяка», является уникальным по накопленной активности поверхностным хранилищем жидких радиоактивных отходов. Всего за более полувековую эксплуатацию в него сброшено более 500 млн Ки активности, что в 10 раз превышает выбросы с аварийной Чернобыльской АЭС. К 1985 году с учетом распада в озере Карачай было накоплено около 120 млн Ки активности. С началом эксплуатации в результате сбросов уровень воды водоема В-9 и площадь водной поверхности постоянно возрастали. Так, в мае 1962 года площадь акватории составляла 51 га. Мощность дозы на береговой линии водоема составляла 50 мР/ч.

В результате ветрового подъема отложений с оголившихся из-за засухи участков дна водоема весной 1967 года было вынесено значительное количество радионуклидов. Площадь загрязнения составила около двух тысяч квадратных километров. Природно-техногенная авария 1967 года не привела к серьезным радиационным последствиям для населения и окружающей среды, но показала потенциальную опасность повторения подобных ситуаций при аномальных метеорологических условиях.


Сравнение объемов отходов и накопленной активности в водоемах ПО «Маяк». Карачай (B-9) при минимальном объеме сосредоточил в себе основную активность отходов. (Источник)

Ликвидация озера Карачай
После инцидента 1967 года Правительством СССР было принято решение о ликвидации водоема Карачай, а также о поведении мероприятий для предотвращения повторения подобных случаев. В течение 1967-1971 годов были проведены работы по засыпке оголенных ранее затопляемых участков, засыпке мелководий, рекультивации территорий вокруг водоема. До середины 70-х годов продолжались работы по ликвидации последствий аварийной ситуации 1967 года, обустройству берегов и опытные работы по засыпке акватории.


Постепенная ликвидация открытой акватории озера Карачай.

К середине 1980-х годов была окончательно отработана технология засыпки водоема скальным грунтом с применением специальных конструкций – полых бетонных блоков, позволяющих локализовать донные отложения и наиболее активные илы без их выпячивания на поверхность.


Технологии засыпки акватории озера включала уникальные разработанные операции установки полых бетонных блоков и засыпку скальным грунтом.


"Слоеный пирог", которым накрыли Карачай.

В водоеме Карачай локализовано и изолировано более 200 тыс. м3 высокоактивных техногенных илов и суглинков, общая накопленная активность которых в середине 1980-х годов достигала 120 млн Ки, что минимум в двое больше выброса при аварии на Чернобыльской АЭС.


Вид на ПО «Маяк», ориентировочно 1990 год. Слева внизу – оз. Карачай с частично засыпанной акваторией. Слева вверху – оз. Кызылташ.

В период 1988-1990 проходил первый этап закрытия Карачая – проведена отсыпка северо-западной части озера и сооружены разделительные дамбы, снижающие вероятность образования волн и ветрового уноса аэрозолей. В 1990-2000 проведена засыпка 80% акватории, значительно снизившая дозовые нагрузки вблизи озера. С принятием федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 -2010 годы и на период до 2015 года» (ФЦП ЯРБ-1) в 2008-2015 годах был осуществлен финальный этап засыпки озера. А 26 ноября 2015 года водоем Карачай окончательно был засыпан. Помимо закрытия акватории и гидроизоляции озера для отведения поверхностных вод вокруг него прорыты водоотводные каналы, исключающие его подтопление. В перспективе ближайших 10-20 лет водоем будет переведен в пункт консервации особых РАО, а затем в пункт захоронения особых радиоактивных отходов. Следующий этап – создание системы мониторинга за подземными водами с использованием около 450 наблюдательных скважин вокруг бывшего озера. Моделирование по перемещению самого подвижного радионуклида – Sr-90, показывает, что за время полного распада активности (ближайшие 200-300 лет) не должно привести к загрязнению подземных вод.

Таким образом, риск основных угроз, связанных с самым опасным объектом ядерного наследия СССР, теперь существенно снижен.

Старое болото (накопленная активность - 1,2 млн Ки, объем – 0,4 млн м3)

Вторым по накопленной активности после Карачая открытым хранилищем жидких среднеактивных отходов на промплощадке ПО Маяк является водоем В-17 под названием Старое болото. Водоем является искусственным водохранилищем, образованным путем перекрытия естественного лога земляными плотинами в 1952 и 1954 гг. Его берега укреплены щебнем и суглинком, высота обваловки составляет 1,5–2 м. Водоем используется для приема и хранения жидких отходов радиохимического производства. За весь период эксплуатации В-17 в него было сброшено около 10 млн м3 жидких радиоактивных отходов с суммарной активностью около 15 млн Ки. С начала 1970-х гг. активность сбросов была сокращена на несколько порядков. Последние 30 лет водоем эксплуатируется преимущественно в режиме самоочищения. Общая активность радионуклидов, хранящихся в нем, составляет около 1,2 млн Ки. Основная часть активности сосредоточена в донных отложениях и грунтах дна и обусловлена главным образом Sr-90. Планы реабилитации загрязненной территории района В-17 предусматривают рекультивацию верхнего слоя почвы прибрежных участков и решение проблемы загрязненных подземных вод. Их решение предусмотрено проектом по выводу водоема В-17 из эксплуатации.


Схема водоема Старое болото

К настоящему времени на нем ведутся подготовительные работы для такой же засыпки, как проведена на озере Карачай. Закончить работы планируется к 2025 году в рамках ФЦП ЯРБ-2.

Водоемы Сибирского химического комбината

После запуска ПО «Маяк» было принято решение о строительстве дополнительных комбинатов по наработке ядерных оружейных материалов в Сибири. Сейчас они носят названия АО «СХК» в Северске и «ГХК» в Железногорске. Они отличались ПО Маяк по функционалу, имели свои интересные особенности, но, как и «Маяк», имели в своем составе промышленные реакторы и радиохимические заводы для получения плутония. Поэтому их деятельность так же сопровождалась образованием больших объемов отходов. Но опыт «Маяка» был учтен и применение открытых водоемов-хранилищ было не столь масштабным. На обоих заводах позже была использована практика подземного захоронения наиболее радиоактивных жидких отходов (это тоже отдельная история, спорная на мой взгляд).

Всего в подземное хранилище жидких отходов на «СХК» закачали около 46,8 млн м3 (150 «Карачаев»), а их суммарная активность – 1515 млн Ки (больше 10 «Карачаев»). За счет распада к текущему моменту эта активность упала в 3–4 раза. (источник – стр 131)

Открытые бассейны-хранилища ГХК насчитывали объемы в сотни тысяч м3, однако общая активность в них не превышала нескольких тысяч Ки, что в тысячи раз ниже активности в открытых бассейнах «Маяка» и СХК. При этом в подземные хранилища ГХК («полигон Северный») закачано по состоянию на 2007 г. более 6,4 млн м3 ЖРО суммарной активностью 982 млн Ки, которая к настоящему времени снизилась в 3–4 раза.

В начальный период работы на СХК была принята схема обращения с ЖРО также с использованием открытых хранилищ отходов, как и на «Маяке». Они представляют собой ряд специальных гидротехнических сооружений: бассейны Б-1, Б-2; бассейн Б-25. Открытые хранилища ЖРО СХК имеют гидроизоляцию для предотвращения миграции радионуклидов и вредных химических веществ за пределы данного гидротехнического сооружения. Суммарная активность ЖРО (по данным на 1997 г.), хранящихся в открытых хранилищах, составляет примерно 54 млн Ки (половина активности Карачая). Большая часть радионуклидов содержится в иловых отложениях, накопившихся в открытых хранилищах за время их эксплуатации.


Сибирский химический комбинат

Тем не менее, на СХК было созданы и функционировали до конца 1980-х открытые хранилища Б-1, Б-2 для отходов радиохимического цеха и искусственный водоем Б-25 для отходов, уступавшие по накопленной в них активности лишь озеру Карачай.

Объем бассейна Б-1 составляет 65000 м3, накопленная активность – около 30 млн Ки (1/4 Карачая), объем бассейна Б-2 – 135 000 м3, активность – около 20 млн Ки. Конструкции бассейнов в полной мере учитывали тяжелый опыт ПО «Маяк»: были проведены необходимые изыскательские работы и предусмотрены изолирующие слои, что позволило эксплуатировать их в штатном режиме, без инцидентов и аварий, до 1982 г. Уже в начале 1980-х гг. начало формироваться понимание того, что открытые хранилища жидких РАО остаются потенциально опасными для окружающей среды как источники радиоактивного загрязнения вследствие ветрового (смерчевого) или биологического уноса (птицы и т.д.) либо целого ряда других явлений (землетрясение, наводнение, ураган, подвижки земной коры). Это создает реальную угрозу радиоактивного загрязнения окружающей среды, облучения населения и загрязнения промышленной площадки СХК, что требует перевода их в более безопасное состояние. В целях исключения потенциальной опасности выноса радионуклидов из открытых хранилищ в окружающую среду в 1982 г. принято решение о консервации открытых хранилищ РАО. В том же году прием ЖРО в бассейны был прекращен.


Засыпанный Бассейн Б-2 в настоящее время (источник)

В 2012 году в рамках ФЦП ЯРБ-1 на СХК была полностью завершена консервация бассейна Б-2. В настоящее время бассейн Б-2 представляет из себя зеленое поле с радиационным фоном средним для Томска.

Работы по консервации бассейна Б-1 еще идут, ведется отсыпка глиняного изолирующего слоя, которая завершится в 2019 году. Завершение всех проектных работ по консервации бассейна Б-1 намечено на 2020 год. При консервации хранилищ СХК в полной мере используется опыт и технологии, опробованные на консервации Карачая, но отрабатываются и новые решения. Например, при консервации водоемов создается дополнительный защитный барьер. По периметру и под дном бассейнов бурятся особые скважины, в которые под давлением нагнетается гель на основе жидкого стекла. После его застывания создается уже полностью непроницаемый слой под всем хранилищем, который "отрезает" его от окружающей среды. Кроме того, в ходе выполнения работ по консервации бассейнов АО «СХК» была разработана и применена уникальная технология фиксации пульпы в открытом бассейне-хранилище радиоактивных отходов с целью исключения выхода пульпы на поверхность насыпанного грунта. Примененный АО «СХК» способ включает в себя рассечение бассейна разделительными дамбами, достигающими дна бассейна; засыпку грунтом покрытых льдом полос и откачку вытесненного при засыпке декантата.


Для работ по консервации бассейнов-хранилищ ЖРО на СХК использовалась техника, защищенная с учетом опыта, полученного на озере Карачай. (источник)

На очереди для консервации самый опасный на территории СХК бассейн – Б-25. Закачка ЖРО в этот бассейн прекращена только в 2015 году. В 2016-м начались подготовительные работы по его захоронению, осенью 2018-го – откачка декантата. Работы по полной изоляции Б-25 от окружающей среды завершатся в 2020 году. При этом наблюдение за состоянием объектов будет вестись еще как минимум 100 лет.

Выводы
Открытые водоемы-хранилища РАО являются самыми вместительными объектами ядерного наследия. Их появление вызвано важностью основной задачи – создания в СССР ядерного оружия и отсутствием в начале 1950-х годов технологий обращения с жидкими радиоактивными отходами. Некогда отложенное решение по консервации подобных водоемов привело к массе экологических проблем в регионах их расположения. Однако на текущий момент ситуация с водоемами практически стабилизировалась, а наиболее опасные из них уже не существуют в открытом виде, что исключает возможные катастрофы. Остается надеяться, что принятые решения оправдают себя и не станут проблемой для будущих поколений.

Источники:
1. Вывод из эксплуатации и восстановление окружающей среды в Российской Федерации: основные итоги и планы на будущее. Абрамов. Ноябрь 2016
2. Концепция вывода из эксплуатации поверхностных водоемов-хранилищ ЖРО ФГУП «ПО «МАЯК». 2013.
3. Проблемы ядерного наследия и пути их решения. Том 1.
4. Основа будущего развития. Страна Росатом.
5. Консервация водоема Карачай, Мокров, 2015.
6. Как зарыть радионуклиды: на СХК раскрыли технологии захоронения РАО
7. Консервация бассейнов Б-1 и Б-25 АО «СХК»




213 просмотра  
+5
Вторник, 30 Июль 2019
 
14:41
Помните историю про выброс рутения почти двухлетней давности? Тут вчера новости по ней подвезли. Вышла научная публикация международного коллектива ученых (из 32 стран) в , обосновывающих предыдущую версию о том, что источником является ПО "Маяк". Обобщили имеющиеся данные, провели даже модельные эксперименты, хотя при этом, как и ранее, с полной уверенностью утверждать что это именно Маяк не берутся (что дает желающим простор для манипуляций), но именно его называют наиболее вероятным источником, опровергая другие версии.

Росатом и Маяк причастность к выбросу отрицали и отрицают (нынешние новости вроде не комментируют), аргументируя все результатами своих проверок. И не только внутренних - Институт безопасного развития атомной энергии (ИБРАЭ) даже собирал международную комиссию, однако после двух заседаний она к весне прошлого года так и не смогла установить причины выброса и на том новости о ее работе и закончились. Забавно, но в прошлом году на одном из мероприятий я встретил Рафаэля Арутюняна, замдиректора ИБРАЭ и члена той комиссии, и спросил о результатах ее работы, но от ответа он ушел и в прямом и в переносном смысле...

В общем, с учетом аккуратных формулировок, никто (кроме Росатома) категоричных заявлений не делает, но мировая научная общественность свое мнение убедительно сформировала. К счастью, тут речь не идет о поиске виновных с целью каких-либо компенсаций, но вопросы по безопасности и открытости к Росатому остаются. Короче, неприятная история, с осадочком.



157 просмотров  
+5
Среда, 26 Июнь 2019
 
12:35
Сериал "Чернобыль" от HBO я ждал с конца марта, когда появился его первый трейлер. С начала выхода сериала в мае я был загружен работой и даже не мог посмотреть его вместе со всеми, хотя весь интернет уже бурлил от первых серий, поражающих своей трагичностью и вниманием к бытовым деталям. Тем не менее, все чаще мне стали задавать вопросы о сериале, смотрел ли я и правда ли что там показано. Честно говоря, после такого становилось даже страшно смотреть, понимая что мне предстоит.

Потому что я не считаю себя специалистом по Чернобылю. Конечно, я был на самой Чернобыльской АЭС и в заброшенной Припяти в 2012 году, в курсе некоторых технических деталей аварии как физтех-реакторщик по образованию, некоторых последствий аварии как сотрдуник радиационной лаборатории УрО РАН и аспирант-радиоэколог, и некоторых мер по реабилитации последствий как сотрудник компании, этим занимавшейся. Но я совсем не историк и не знаю всех деталей, поэтому я понимал, что для подробного разбора на правду/неправду нужно погрузиться в огромный объем информации и материала (как в итоге и пришлось). Но когда даже мой шеф-ликвидатор запоем посмотрел за ночь 4 серии, а я еще не взялся за первую, стало совсем неловко. В итоге я посмотрел первые две и оказался под сильнейшим впечатлением, но испытал смешанные чувства. С одной стороны, поразило то самое погружение в атмосферу, о которой все писали. Причем бытовые детали советского быта оставили меня совершенно равнодушным, но переданный ужас неизвестного и масштабного апокалипсиса, представшего перед очевидцами, был захватывающим. Но с другой стороны, в той или иной степени очевидные ляпы и отступление от фактов, тут и там лезущие с экрана, заставили меня схватиться за блокнот и начать выписывать вопросы и замечания, коих набралось на несколько страниц. Неосторожно поделившись этим в Facebook я навлек на себя внимание журналистов, начавших требовать этот список из блокнота.


Кадр одной из лучших популяризаторских сцен в сериале, где объясняется принцип работы ядерного реактора РБМК. Пусть и полностью выдуманная.

В итоге досматривал сериал я уже параллельно давая комментарии в СМИ (колонка на 66.ru после финального эпизода, эфир на ЕТВ, эфир на ОТВ, эфир моей рубрики на радио Серебряный Дождь, комментарии для teleprogramma.pro, и даже сделал небольшую лекцию на LiveJournal Meetup в Екатеринбурге с небольшим обзором, а теперь готовлю расширенную версию для Москвы)

Понимаю, что обзоров самых разнообразных в сети уже огромное количество. Поэтому я не претендую этим запоздалым постом ни на исчерпывающий разбор, ни на его особенную оригинальность. Я понимаю, что это художественное кино, а не документальное, поэтому достоверности от него особой ждать и не стоит. Перед авторами стояла очень непростая задача вместить огромную историю в короткий хронометраж минисериала, при этом она должна иметь некую связность и динамичность. Без упрощений и выдумок тут не обойтись. Тем более, что создатели и не скрывали что сознательно отходили от реальных событий в пользу рассказа стройной истории о "цене лжи" (пусть это и звучит как оксюморон). Поэтому мои замечания - это скорее не критика, а просто комментарии для тех, кто захочет углубиться в тему и почувствовать не только достоверность интерьеров, одежды и бытовой утвари, но и некоторых технических моментов. К тому же за некоторые попытки просто рассказать о сложном авторов можно и похвалить. Многие вещи им удались. Например, рассказ о принципе работы реактора в 5-й серии довольно неплохо объясняет конструкцию РБМК. Хотя сам суд показан очень вольно, ни Легасова ни Щербины на нем не было. Но были и другие неточности, и сознательные или досадные нелепости, которые портили впечатление. Давайте о них и поговорим.



Итак, если разбирать технические детали, то давайте начнем с некоторых физических явлений и терминов, упоминающихся уже в первых сериях.

В первой серии Дятлов говорит, что свечение воздуха, которое все наблюдают — это «свечение Вавилова–Черенкова». Это, конечно, не так. И в реальности такой фразы от профессионала быть не могло. Свечение Вавилова–Черенкова, за объяснение которого в свое время дали нобелевку, чаще всего наблюдается в более плотной среде, например, в воде, т.к. это свечение вызвано движением заряженных частиц со скоростью, превышающей скорость света в этой среде. Так, голубой свет, исходящий от реактора бассейного типа или облученного ядерного топлива, которое хранится под водой, это и есть свечение Вавилова-Черенкова. Мне такое приходилось видеть на различных объектах - очень красиво и завараживающе.


Свечение Вавилова-Черенкова в исследовательском реакторе ИВВ-2М в Институте реакторных материалов (г. Заречный)

Что касается других визуальных эффектов, то от разрушенного реактора 4-го блока в первые дни никакого черного дыма, как в сериале, не было. По реальным записям Легасова, дым был белый: "Из жерла реактора постоянно истекал такой белый, на несколько сот метров столб продуктов горения, видимо, графита. Внутри реакторного пространства было видно отдельными крупными пятнами мощное малиновое свечение."

В сцене полета на вертолете Легасов объясняет Щербине, как работает ядерный реактор. А до того так же разжевывает теорию Горбачеву. Тут опять можно поставить твердую четверку авторам за попытку обяснить зрителю сложное простыми словами. Но при этом Легасов сравнивает с пулей то атом урана, то нейтрон. И если про нейтрон это довольно корректная аналогия, то про уран — уже нет. Ну и в терминах иногда в сериале путаются, например, машинным залом они называют пульт управления энергоблоком АЭС.

Отдельная история с водолазами. И я даже не говорю о том, что в реальности все было не так драматично, и никаких добровольцев на сместь не посылали (рассказ одного из участников операции, двое из которых живы до сих пор, можно почитать тут). Справедливости ради отметим, что создатели сериала в финальных титрах признались, что сгустили краски в этой сцене. Я хочу обратить внимание на другое. В сериале, как и во многих журналистских статьях, переоценена значимость этой операции. Алексей Ананенко, Валерий Беспалов и Борис Баранов конечно сделали важное и ответсвенное дело, и как и многие ликвидаторы совершили настоящий подвиг. Но никакую Европу от взрыва они не спасали. В сериале устами Хомюк говорится, что якобы от резкого нагревания мог произойти тепловой взрыв в восемь мегатонн, что в сотни раз больше, чем бомба, сброшенная на Хиросиму. В реальности Легасов говорил в своих записях, что был лишь риск местного радиоактивного загрязнения: Я снова повторяю, что удаление воды проводилось с тем, чтобы не допустить крупного парообразования. При этом было уже ясно, что взрыва уже никакого второго мощного парового произойти не могло, а могло произойти просто интенсивное парообразование с выносом радиоактивных частиц.. Ну и конечно никто выходящим водолазам радостно не совал в руки бутылку водки...

С шахтерами тоже непросто. Идею с охлаждением реактора снизу предложил на самом деле не Легасов, а его коллега по Курчатовскому Институту академик Велихов, с которым у Легасова были непростые отношения. Легасов, отвечавший в Правительственной комиссии за локализацию последствий аварии, был против, не видя особой необходимости в таких работах. В реальности труд шахтеров и метростроевцев из Тулы, Донбасса и Подмосковья был почти напрасным, поскольку охладитель так и не задействовали — не понадобился. Что, конечно, не умаляет их подвига. Ну и конечно голышом и голыми руками они не работали, была и техника и минимальная одежда, пусть и не полная экипировка из-за тяжелых условий. Не говоря уже о ляпах с министром угольной промышленности и опять же водкой на рабочем месте... Почитать о работе шахтеров можно тут. И посмотреть видео тут:


Видео о работе шахтеров под 4-м блоком ЧАЭС

С причинами аварии создатели сериала тоже немного перегнули и сильно все упростили, сведя все к самодурству руководства станцией и дефекту реактора (концевой эффект при нажатии АЗ-5), который все тщательно скрывали. Это лишь отчасти правда. Да, проблемы реактора не выставляли напоказ, но специалисты про них знали и после аварии частично исправили. Сейчас в России работает три АЭС с такими реакторами — Ленинградская, Курская и Смоленская. Персонал станции и лично Дятлов довели реактор до неприемлемых условий, нарушили ряд инструкций, отключили системы защиты, в результате чего проявили себя дефекты конструкции реактора. Но никакого заговора КГБ по сокрытию страшных дефектов реактора не было, как и договоренностей с Легасовым об их исправлении.

Важным, но не отмеченным в сериале фактором аварии стала передача атомных станций из Минсредмаша (атомного министерства, из которого потом вырос Росатом) в Минэнерго, снижение уровня культуры безопасности, а так же потеря связи проектировщиков реакторов и эксплуатирующих организаций. Именно тут кроется секрет незнания персонала о важных и опасных особенностях реактора, а не в злом КГБ. Проще говоря, авторы не упомянули такую важную составляющую причины аварии, как советский бардак, в том числе бюрократический, головокружение от успехов в покорении мирного атома и советское желание перевыполнить план по вводу новых промышленных объектов. Сценаристы предпочли увидеть главной причиной аварии коварный заговор советской системы, покрывающей ложь и расправляющейся с любым, кто выступает против нее. Т.е. злой умысел, вместо раздолбайства. Это более кинематографично. Хотя тут как раз тот случай, когда героизм одних есть следствие раздолбайства других.

В финале под названием «Цена лжи» сценаристы поругали СССР, мол, власти экономили и поэтому на реакторах не было бетонного колпака — контейнмента. Это отчасти правда, ведь СССР нуждался в большом количестве энергии и строил много новых станций с относительно недорогими реакторами (хотя РБМК были дороже ВВЭР), рассчитывая компенсировать отсутствие колпаков другими мерами безопасности. Принятие тех или иных решений не всегда было связано с вопросами безопасности, а во многом определялось внутриведомственной подковерной борьбой, в том числе внутри Курчатовского института. В те времена далеко не на всех АЭС в мире такие колпаки были. В СССР же они стали появляться на реакторах ВВЭР после строительства в 1971-1977 АЭС Ловииса для финнов, которые потребовали такой контейнмент. Сейчас его наличие, как и ловушки расплава (это грубо говоря чтобы шахтерам не пришлось рыть тоннель для охлаждения и сбора топлива) - стандарт для новых типов реакторов строящихся в России и за границей.

Ну и еще по мелочам. Вертолет в сериале действительно падал, но осенью, а не в апреле. Легасов все расчеты делал не один — ему помогали ученые из его института, а на самом деле вся атомная наука и техника СССР работали над поиском решений проблем. Но тут в некотором роде собирательным образом выступила вымышленная чудо-женщина-ученый Хомюк. Решения принимала госкомиссия из десятков человек, а не один Легасов с Щербиной и каким-нибудь генералом. И заседали они не в вагончике на территории станции. И водки столько не было, в зоне был сухой закон. Конечно, спирт и самогон находили, но тем, кто много работал, было не до пьянства. Ну и под угрозой смерти и расстрелов никого в Чернобыль не сгоняли и ничего делать не заставляли. Ни ученых, ни инженеров, ни шахтеров, ни даже, вы не поверите, тех 3800 человек, которые очищали крышу энергоблока в 4-й серии. Да, многие шли по приказу, но не под дулами автоматов.


Видео о работе биороботов на крыше. Это та часть, которая показана в сериале максимально близко к документальным кадрам, вплоть до цитирования речей участников. Вообще, видно, что авторы отлично знают материал. Тем обиднее за отсебятину и ляпы, не несущие особой художественной ценности.

Если подытожить, то основные моменты ликвидации в сериале показаны — "тушение" реактора, эвакуация, подкоп под реактор, очистка территории. Все это было, хотя было и много чего еще, например такой важный этап как строительство саркофага. Но я уверен, что многие сцены можно было показать и без художественных доработок, и они выглядели бы не менее драматичными. Ведь история с женой пожарного Игнатенко показана довольно близко к реальности, и она одна из самых ярких в сериале. Хотя облучить ребенка от контакта с мужем она и не могла...

Кстати, в финале показаны титры с описанием «реальных» последствий. Якобы Россия скрывает число реальных жертв и продолжает говорить лишь о 31 погибшем. 31 человек погиб в первые месяцы — это те самые пожарные и работники станции, которые ликвидировали последствия взрыва и пожара. Кстати, остальные из 134 человек с острой лучевой болезнью были вылечены в той самой 6-й больнице благодаря усилиям легендарного врача институт биофизики Ангелины Гуськовой (ее прототип есть в сериале - она общается с Людмилой Игнатенко) и выжили, но об этом в сериале не говорят. Всемирная организация здравоохранения на 20-летие аварии заявляла о возможных 4000 отдаленных смертей среди 600 000 ликвидаторов, связанных с радиационными последствиями аварии. И эти цифры Россия не оспаривает. Но один из мифов Чернобыля — что он привел к сотням тысяч смертей, если не миллионам. И погибшие на «Мосту смерти» в финальных титрах — тоже миф, так как радиационная обстановка в Припяти до эвакуации населения была в приемлемых и не опасных для здоровья рамках, в первые дни ветер дул в другую сторону. Так что даже эвакуацию начали заблаговременно, прогнозируя ухудшение обстановки в будущем.

В целом, не смотря на массу фактических замечаний, которые я списываю на художественность произведения, а не пропаганду, как уже начали говорить горячие патриотические головы, у меня лишь две глобальные претензии. Историко-культурологическая - за обилие ничем не оправданной в художественном плане водки, и профессиональная - за завышение опасности радиационных последствий, т.е. определенное способствование радиофобии.

В качестве более жесткой критики приведу ролик-мнение Александра Купного, с которым я и ходил по ЧАЭС и Припяти в 2012 году, а так же встречался с его отцом (на момент аварии Валентин Купный был директором Запорожской АЭС, а с 1995 по 2002 начальником объекта Укрытие на Чернобыльской АЭС). Сам Александр начинал трудовой путь на нашей Белоярской АЭС, с 1988 - на ЧАЭС, где в качестве дозиметриста-разведчика объекта Укрытие облазил весь саркофаг, написав несколько книг и альбомов с собственными уникальными фотографиями:


Я все же поставил бы фильму твердую 4-ку и считаю что хорошо, что такой сериал вышел. Как бы там ни было, в нем показана страшная трагедия и героизм наших людей, ее преодолевших. Просто не стоит верить всему что в нем показано. Если половина из тех, кто посмотрит сериал, начнет искать дополнительную информацию и погружаться в историю вопроса — будет просто замечательно. Потому что о таких трагедиях, о своей непростой истории, надо знать правду, а не те мифы, с которыми мы до сих пор живем. И хорошо, что HBO берется за эту тему, потому что на побуждение интереса к истории и большую достоверность от НТВ с их снятым сериалом, и даже от Данилы Козловского, только приступающего к сьемкам фильма о Чернобыле, я особо не надеюсь.

Список дополнительных источников по теме:
1. Расшифровки записей Легасова
2. Доклад МАГАТЭ об аварии INSAG-7 1993 года
3. ВОЗ: Чернобыль: истинные масштабы аварии
4. Документальный филь "Колокол Чернобыля" (1987)
5. Пересказ подкастов создателей сериала
6. Meduza: Все смотрят американский «Чернобыль». А что на эту тему почитать?
7. Интервью Людмилы Игнатенко
8. Разбор "Чернобыльской молитвы" Алексиевич. Довольно жесткий.
9. Воспоминания старшего инженера-механика реакторного цеха №2 Алексея Ананенка - одного из "водолазов"

328 просмотров  
+4
Среда, 23 Январь 2019
 
14:28

Радиоактивные отходы в Приморье. Источник фото.

1. Что случилось
В начале года на портале Change.org появилась петиция «Не допустить ядерный могильник в Приморье!» и всего за 2 недели собрала более 70 тыс. подписей.

Поводом для этой петиции, различных материалов СМИ и даже нескольких митингов в Приморье, стала публикация распоряжения Медведева №3009-р от 29 декабря 2018 года, дающее «добро» Росатому на подготовку к подписанию российско-японского соглашения о сотрудничестве по строительству Регионального центра кондиционирования и долговременного хранения радиоактивных отходов в Приморском крае.

В распоряжении нет ни слова о том, что в Приморье собираются завозить японские радиоактивные отходы. Но это не мешает желающим это додумать. Особенно на фоне спекуляций и слухов о возможном подписании мирного договора между Россией и Японией накануне встречи лидеров двух стран, прошедших 22 января.

Давайте попробуем разобраться в том что же реально имеется в виду под ядерным могильником, есть ли в Приморье РАО и при чем тут Япония. А заодно посмотрим как утилизируют атомные подводные лодки Тихоокеанского флота.


2. «ДальРАО»

Во-первых, радиоактивные отходы (РАО) на Дальнем востоке уже давно существуют и совсем не японские, а наши, отечественные. И их источник – Тихоокеанский флот СССР и России (ТОФ), а точнее его атомная составляющая – отслужившие свое атомные подводные лодки (АПЛ). На 2018 год их списано уже минимум 82 штуки. При этом всего в СССР был построено около 250 АПЛ и надводных атомных кораблей, из которых на текущий момент списано и утилизировано более 200 штук. Кроме АПЛ к источникам РАО можно отнести и суда технического обслуживания этих лодок, несколько списанных надводных кораблей с атомными энергоустановками, а также наземную инфраструктуру в виде нескольких баз.

Две такие береговые технические базы на Дальнем востоке – в Вилючинске на Камчатке и в Фокино в Приморье в 1998 году передали из Минобороны в Минатом, как более профильной организации в вопросах обращения с радиоактивными отходами. В 2000 году базы преобразовали в предприятие ФГУП «ДальРАО». На тот момент почти все эти объекты были в аварийном состоянии, имели радиоактивные загрязнения почвы, а твердые отходы хранились на площадках под открытым небом. В 2011 «ДальРАО» в виде двух отделений образовали Дальневосточный филиал «РосРАО» - структуры Росатома, централизованно занимающейся обращением с радиоактивными отходами по всей стране.

Сеть филиалов и отделений «РосРАО» охватывает всю страну и даже выходит за ее пределы. Много у нас источников РАО, соответственно, и предприятий по обращению с ними много. И это не считая объектов по переработке ОЯТ (Типа ПО "Маяк"), которые в «РосРАО» не входят.
Подобно дальневосточному филиалу, в «РосРАО» существует и северо-западный центр в Мурманской области (СЗЦ «СевРАО») на основе трех баз, занимающийся ликвидацией ядерного наследия Северного флота. Оно, кстати, раза в два больше тихоокеанского, но сейчас речь не о нем.


Сеть отделений и филиалов «РосРАО», доработанная мной. Источник)

Основные работы «ДальРАО» ведутся в Приморье, в ЗАТО Фокино в 40 км от Владивостока. Здесь уже с 1960-х годов, с первого появления АПЛ на Тихоокеанском флоте, занимаются обращением с отработанным ядерным топливом, твердыми и жидкими РАО, образующимися при эксплуатации АПЛ, а теперь и при их выводе из эксплуатации. Кстати, с 2014 года директором «ДальРАО» назначен не кто-нибудь, а бывший главком Тихоокеанского флота Константин Сиденко.

Район Фокино окружен многочисленными бухтами, где располагаются промышленные площадки, военные базы, судоремонтные заводы, включая крупнейший завод Тихоокеанского флота "Звезда" в Большом Камне, где строится самый большой 500-метровый сухой док России для строительства, помимо прочего, самого крупного в мире атомного ледокола проекта "Лидер". Но это тема для отдельного поста.


Две промплощадки отделения Фокино - в Бухте Сысоева и в бухте Разбойник.

3. Утилизация АПЛ и работа с РАО

Для начала давайте посмотрим на процесс утилизации АПЛ. Во-первых, это красиво. А во-вторых, из него будет понятно чем занимаются в Фокино и в чем тут роль Японии. Ниже показана принятая в России схема утилизации АПЛ, которая реализуется и на Севере и в Приморье по мере появления необходимой инфраструктуры.


Блок схема утилизации атомных подлодок в России. Взята изпрезентации с выездного заседания Совфеда по вопросу развития Севморпути в Мурманске в сентябре 2018, где присутствовал автор.

Наглядно на реализацию этой схемы в Фокино можно посмотреть в небольшом ролике "РосРАО":


В первую очередь из списанных АПЛ выгружают отработанное ядерное топливо (ОЯТ). На текущий момент эта операция проведена на всех списанных подлодках в «ДальРАО». И к 2014 году все накопленное ОЯТ было окончательно вывезено 43 эшелонами на переработку за пределы Приморского края - на комбинат "Маяк" в Челябинскую область.

Затем утилизируемая лодка отправляется на уже упомянутый завод "Звезда" в Большом Камне, где ее вручную разрезают - из нее вырезают реакторный отсек и два соседних, которые выступают в роли поплавков. Их герметизируют, и таким образом получают трехотсечные реакторные блоки, которые хранятся на плаву в бухте Разбойник минимум несколько лет, а порой и десятки, с советских времен. Остальные части лодки утилизируются как нерадиоактивный металлолом.


Пункт временного хранения трехотсечных блоков в бухте Разбойник. Фото: Балашов Антон, PrimaMedia

При этом на хранение в бухту Разбойник свозят реакторные отсеки и из других баз и мест отстоя подлодок ТОФ на Дальнем Востоке для дальнейшей утилизации. В частности, в 2017 году в ходе уникальной операции 12 трехотсечных реакторных блоков с Камчатки были доставлены в бухту Разбойник с помощью полупогружного судна "Трансшельф".


Судно "Трансшельф" доставляет 12 реакторных отсеков с Камчатки в Приморье. Фото Primamedia

В 2012 году с помощью Японии был оборудован пункт долговременного хранения реакторных отсеков (ПДХРО) на суше. Аналогичный ПДХРО в СЗЦ «СевРАО» в Мурманской области на деньги Германии построен в Сайда-Губе. После выдержки трехотсечные блоки поднимают из воды на берег с помощью плавучего дока "Сакура", и на стапелях отрезают "лишние" боковые блоки, приваривают основание для размещения на суше.


Подъем трехотсечного блока на стапель для дальнейшей разделки

Затем блок перемещают в цех по очистке и окраске, тоже поставленный японцами. Реакторный отсек очищают от ракушки и ржавчины, покрывают тремя слоями специальной защитной краски.


Цех очистки и покраски. Фото: Шкодин Вадим, РИА PrimaMedia

Далее отсеки размещают на специальной открытой площадке ПДХРО, где они проведут около 70 лет для снижения активности. По истечении этого срока можно будет приступать к разборке блока и утилизации реакторов.


С 2014 года реакторные отсеки размещают в пункте долговременного хранения реакторных отсеков (ПДХРО) на суше. Фото: Фото: Хитров Александр, РИА PrimaMedia

Сейчас в ПДХРО размещено на хранение 43 одноотсечных реакторных блока АПЛ. Кроме реакторных блоков АПЛ, на площадке размещены и блоки-упаковки судов атомного технологического обслуживания и реакторные отсеки корабля радиоэлектронной разведки ССВ-33 «Урал» - самого крупного надводного корабля с атомной силовой установкой, построенного в СССР. Ныне списан и находится на утилизации.


ССВ-33 «Урал». Источник фото.

Вторая промплощадка Фокино находится на 5 км южнее, на мысе Наумова в бухте Сысоева. Здесь происходила выгрузка ОЯТ АПЛ, его хранение перед отправкой на переработку, а так же хранилища других радиоактивных отходов - как жидких, так и твердых, образующихся при обслуживании АПЛ. Коме того, тут же хранится изъятый радиоактивный грунт от ликвидации последствий аварии 1985 года в бухте Чажма.

С 2001 года на площадке было отсортировано, уложено в контейнеры и размещено на временное хранение более 12,5 тыс. куб. метров ТРО, принятых от ВМФ. Выполнена реабилитация 16,5 тысяч квадратных метров территорий, загрязненных радиоактивными веществами - вся территория бывшей береговой технической базы.

Кроме того, как в главном центре обращения с РАО на Дальнем Востоке, в бухте Сысоева размещено временное хранилище радиоизотопных термоэлектрических генераторов (РИТЭГов), где собраны со всего региона и с Восточной части Северного морского пути 157 РИТЭГов - автономных источников питания объектов ВМФ, метеостанций и навигационного оборудования.


РИТЭГи во временном хранилище в бухте СысоеваИсточник.

Так же на площадке в 2004 году создан комплекс по переработке жидких радиоактивных отходов (ЖРО).


Комплекс переработки жидких радиоактивных отходов в бухте Сысоева на основе ионоселективной сорбции. Еще фото и его описание по ссылке

Тут надо сделать небольшое лирическое отступление. Тема переработки ЖРО довольно интересна, поскольку я сам работаю в организации, занимающейся разработками технологий очистки ЖРО. Указанная выше установка переработки ЖРО - предмет гордости «ДальРАО», поскольку заложенный в установку сорбент разработан в Приморье, в Институте химии Дальневосточного отделения РАН. Нисколько не принижая заслуг коллег отмечу, что недавно вышла статья сотрудников Дальневосточного федерального университета и Тихоокеанский океанологический институт ДВО РАН, которые исследовали сорбент нашего производства, проверили с его помощью содержание радиоактивного цезия в водах Японского моря и рекомендовали использовать его в установке очистки ЖРО в АО "ДВЗ "Звезда", т.е. видимо в установке "Ландыш", о которой чуть ниже. Но пока с Дальневосточниками мы так и не начали работать) Конец лирического отступления.

4. Региональный центр кондиционирования и долговременного хранения радиоактивных отходов в Приморском крае

Большинство хранилищ РАО в Фокино, построенных еще в советское время, уже заполнены и их качество оставляет желать лучшего.


Инфраструктура хранилищ РАО в Фокино. Источник.


Поэтому именно на мысе Наумова в бухте Сысоева уже с 2018 года начато строительство Регионального центра РАО (тендер на 589 млн рублей выиграл АО «Федеральный центр науки и высоких технологий "Специальное НПО «Элерон»"») вокруг которого сейчас разгорелись страсти и возникла петиция.


Рендер строящегося Региональный центр кондиционирования и долговременного хранения радиоактивных отходов в Приморском крае из ролика «РосРАО».

При этом проект Регионального центра РАО, прошёл общественное обсуждение, слушания состоялись в марте 2017 года. Согласно материалам слушаний (материалы ОВОС), планируется построить новые хранилища: хранилище кондиционированных РАО полезным объемом 500 куб. м (400 куб. м. для низкоактивных отходов (НАО), 70 куб. м для среднеактивных отходов (САО) и 30 куб. м для высокоактивных отходов (ВАО); пункт хранения очень низкоактивных радиоактивных отходов (ОНАО), объёмом 1000 кубометров с возможностью расширения до 4000 кубометров; а также в перспективе ещё два пункта хранения ОНАО, объёмом в 4000 и 800 кубометров.

Итого, максимальный объем РАО в новых хранилищах может достигнуть 8800 кубометров, из них Средне и высокоактивные - не более 100 кубометров.

Центр должен будет на современном технологическом уровне приводить РАО в безопасное состояние - снижать объем прессованием или переводом жидких отходов в твердые, и упаковывать в современные надежные контейнеры для РАО. Это и называется кондиционирование.


Установка прессования твердых РАО на аналогичном комплексе кондиционирования РАО в СЗЦ «СевРАО». Источник.

Кстати, поскольку утилизация АПЛ на Северном флоте, в СЗЦ «СевРАО», по ряду параметров идет быстрее чем на Тихоакеанском, и центр кондиционирования РАО там работает уже с 2017 года, журналистов из Приморья иногда возят туда чтобы показать как оно будет. Но люди все равно пугаются новостей и подписывают петиции.

Заявляется, что после переупаковки отходов, их вывезут из Приморья для окончательной утилизации в действующих и открывающихся пунктах захоронения Национального оператора по обращению с РАО. Это другая структура типа "РосРАО", но занимающаяся не обращением с отходами, а именно их финальным захоронением.

Но это пока неточно, поскольку хранилища Нацоператора, и те что пока только строятся (в Томске и на Маяке), и то единственное, что уже работает (В Новоуральске Свердловской области) довольно далеки от Приморья, к тому же рассчитаны они на средне и низкоактивные отходы 3-го и 4-го класса.

А директор «ДальРАО» Сиденко в конце прошлого года заявил, что: сейчас предприятие готовит к запуску производство по переработке отходов первого и второго классов опасности. Планируется, что отходы будут перерабатывать, спрессовывать и паковать в контейнеры с целью вывоза за пределы Приморья для передачи национальному оператору.

1-й и 2-й классы РАО - это наиболее активные отходы, под которые в новом Центре заложено хранилище объемом не более 100 м3.

Поэтому я бы не стал рассчитывать, что из Приморья вывезут все РАО с учетом их большого объема. Более вероятно, что действительно вывезут наиболее активные РАО, правда когда это случится сказать сложно, т.к. у Нацоператора пока нет хранилищ под 1-й и 2-й класс РАО. А тысячи отходов 3-го и 4-го класса скорее всего так и останутся в Фокино.

Но я бы на месте приморцев не переживал об этом, поскольку все равно пока на Тихоокеанском флоте будут атомные подводные лодки, там будут образовываться РАО и с ними будут работать в Фокино.

4. Ну а причем тут Япония? И будут ли ввозиться их отходы?

Работы по ликвидации ядерного наследия ВМФ идут при активном участии не только России, которая чистит свою территорию, но и других государств. И это понятно. Ведь с распадом СССР и окончанием холодной войны потеря контроля и деградация уровней защиты военных объектов несет угрозу всему миру. Любая авария на ядерном объекте или АПЛ отстоя (а их России досталось от СССР около 200), утечка с хранилища РАО или ЖРО грозит экологической катастрофой если не для всего мирового океана, то для ближайших соседей точно. Поэтому совершенно нормально, развитые страны готовы помогать вкладываться в устранении угроз, оставшихся от холодной войны. Ну и к тому же это дает возможность инспекций потраченных средств, что важно в ситуации постепенного контролируемого разоружения.

Поэтому в далеком по современным политическим реалиям 2002 году лидеры "Большой восьмерки" учредили Глобальное партнерство против распространения оружия массового уничтожения и связанных с ним материалов. Лидеры России, США, Великобритании, Канады, Японии, Германии, Италии, Франции договорились в течение 10 лет выделить на эти цели около 20 млрд. евро. Позже к Глобальному партнерству примкнули еще два десятка стран. Подробнее об участниках, их вкладах и тратах можно почитать на сайте МИД.


Саммит G8 27 июня 2002 г. в г. Кананаскисе, Канада.

В итоге Россия к 2014 году получила примерно по 2 млрд долларов на химразоружение и на утилизацию АПЛ, параллельно в рамках федеральных целевых программ (Например, таких как «Промышленная утилизация вооружения и военной техники ядерного комплекса на 2011-2015 годы и на период до 2020 года» и «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года» (ЯРБ-1), а затем и ФЦП ЯРБ-2) вложив еще столько же самостоятельно.

В строительство конкретных объектов для ликвидации наследия Северного флота в Мурманской и Архангельской областях помимо России в рамках межправительственных соглашений существенно вкладывались Германия, Италия, Франция, а так же соседние с тем регионом скандинавские страны.


География работ и финансовые доноры в рамках Глобального партнерства на территории РФ. Источник.

В устранение угроз ядерного наследия на Дальнем Востоке по понятным причинам больше вкладывалась Япония, Канада и США. Причем, Япония делала это еще до создания большого Глобального партнерства, помогая ликвидировать ядерное наследие в странах бывшего СССР - России, Украине, Белоруссии. Весь список профинансированных Японией работ можно посмотреть тут. Конкретно для Дальнего Востока и Приморья Япония поставила следующее:

1. 1994-2001. На японские деньги (около $45 млн.) на наших верфях был построен плавучий комплекс для переработки жидких радиоактивных отходов «Сузуран» (в переводе с японского – «Ландыш»). Япония была особенно заинтересована в нем, чтобы предотвратить сброс радиоактивных отходов в Японское море. Увы, но до начала 1990-х практика сброса ЖРО "под винт" была совершенно нормальной для нашего атомного флота. Ландыш позволил предотвратить такой сброс и переполнение хранилища ЖРО.


«Сузуран» («Ландыш»). Источник фото.

2. 2003-2009 Япония, с небольшим вкладом Австралии, Южной Кореи и Новой Зеландии выделила $65 млн., частично профинансировала утилизацию 6 АПЛ.

3. 2010-2012. Япония выделяет (около $55 млн) на оборудование пункта долговременного хранения реакторных отсеков АПЛ в бухте Разбойник: строительство и передачу России плавучего дока «Сакура», двух портальных кранов грузоподъемностью 10 и 32 тонны и буксира «Сумирэ».


Плавдок «Сакура» позволяет поднимать на берег не только отсеки АПЛ но и утилизировать суда атомно-технического обслуживания. Источник.

4. 2013-2014. За 7 млн долларов строительство цеха очистки и покраски реакторных отсеков, показанный выше

А сейчас Япония собирается выделить около 18 млн. долларов (1,16 млрд рублей) на закупку оборудования для Регионального центра кондиционирования и долговременного хранения радиоактивных отходов в Приморском крае (источник)

5. Вместо заключения

- Никакого ядерного могильника Японии в Приморье не планируется. Вернее, будет радиоактивное хранилище и центр обращения с нашими собственными РАО.

- никакие РАО из-за границы ввозиться в Приморье не будут. Еще и потому, что это запрещено нашим законодательством о защите окружающей среды. Хотя там есть исключения в части ОТВС, но это отдельная история и объекта в Приморье не касается.

- РАО в Приморье могут свозиться из других регионов РФ - из мест дислокации АПЛ Тихоокеанского флота, но в целях их утилизации и в целом - улучшения экологической обстановки в стране. Пока у нас есть АПЛ - будут и РАО.

- Японцы молодцы, как и другие члены Глобального партнерства. Хорошо что существуют такие международные проекты.

- Росатом и Россия тоже молодцы, т.к. сделали большую часть работы на наши с вами бюджетные деньги в рамках федеральных целевых программ.




4228 просмотров  
+1
Пятница, 5 Октябрь 2018
 
15:02
Запись очередного выпуск "Теоремы Горчакова" на Радио Серебряный Дождь- Екатеринбург на этой неделе - про Арктику. В нем я рассказываю о том, что узнал и увидел в Мурманске 25-27 сентября на форуме по проблемам Арктики, организованном Общественным советом Росатома. Три для выступлений специалистов отрасли, представителей власти, ученых, инженеров, преподавателей, журналистов - и все о самых разнообразных аспектах освоения Арктики - от проблем, экологических, радиационных, энергетических, транспортных и т.д., до перспектив развития в связи с крупными углеводородными проектами в Арктике и развитием Северного морского пути. Кроме рассказом удалось побывать на базе Атомфлота и второй раз (был тут в прошлом году) посмотреть на крупнейший в мире атомные ледокол и строящуюся плавучую АЭС (был на ней в прошлом году в Питере). Обо всем этом - в аудио и видеозаписях ниже.

1. Видео:



Не забывайте ставить лайк, если понравилось)

2. Подкаст с возможностью скачивания - на SoundCloud.com

3. И подписывайтесь на Telegram-канал моей рубрики, чтобы следить за анонсами и записями рубрики - TeorGor.
612 просмотра  
+2
Понедельник, 26 Декабрь 2016
 
16:52
Прокомментировал тут по просьбе igorpodgorny текущую ситуацию по взаимодействию атомщиков и антиатомного движения в России. В статье собраны комментарии разных интересных (Евгения Чирикова) и знакомых по давним спорам в жж людей (Владимир Чупров и Евгений Усов из Гринпис РФ). Собственно, где как не в жж давать на это ссылку. Сама статья под катом


Международный форум-диалог Росатома, Москва, 23 ноября 2016 г. Фото: Общественный совет госкорпорации Росатом







Отношения между Росатомом и российскими экологическими организациями никогда не были стабильными: противостояние, недоверие, закрытость и неприятие – взаимные обвинения сыпались со всех сторон. "Однако открытость Росатома привела к расколу (кризису) уже внутри экологического движения в России", считает Александр Никитин, председатель правления экологического объединения «Беллона».
Александр Никитин, фото Daniel Sannum Lauten
Недавно он опубликовал статью, в которой высказал мнение о проблемами и вопросах участия общественности в форумах-диалогах. В частности, по теме атомной энергетики.
"Когда 11 лет подряд проводишь одно и то же мероприятие в одном и том же формате и практически по одной и той же теме, то стоит ожидать, что это мероприятие перестанет быть актуальным или интересным. Особенно для тех, кто участвует в нем из года в год, а таких на форуме – большинство. Например, у меня на подобных собраниях появляется чувство дежавю, и возникает вопрос, для кого и зачем это все организуется", пишет Никитин о недавней встрече "Атомная энергия, экология, безопасность".
Однако дальше Александр Никитин говорит, что форум неплох, просто его формат и его "тональность" стали иными.
Форум-диалог был буквально насыщен информацией по тем темам, которые предварительно анонсировались, поэтому можно сказать, что все желающие могли получить информацию, участвуя и задавая вопросы, — пишет Александр Никитин. Добавляя, что, "как выяснилось, со стороны многих общественников это все еще расценивается как «промывка мозгов». В социальных сетях можно было наблюдать выставленные после форума фотографии, сделанные лет десять назад с плакатами «здесь Росатом промывает мозги»".
2009 год, активисты развернули плакат после выступления гендиректора Росатома Сергея Кириенко на Международном общественном форуме-диалоге «Атомная энергия, общество, безопасность» в Санкт-Петербурге
По мнению Александра Никитина, "часть представителей общественности, которая позиционирует себя как «антиядерщики», «настоящие экологи» и «представители населения», устойчиво считает это мероприятие (форум-диалог Росатома, прим. ред.) «имитацией взаимодействия», «изображением вида диалога», «безнадегой» (куда их зовут (или не зовут) как бедных родственников) и даже «закрытым шабашем»".

Простите за ещё одну длинную цитату из статьи Александра Никитина, но тема настолько важная и болезненная, что из песни слов не выкинешь:
Сегодня общественное антиядерное движение раскололось на тех, кто называет себя «настоящими экологами», и тех, которых обозвали «конструктивными» (с плохим смыслом этого слова) общественниками (даже не экологами). «Конструктивных», которые входят в общественные советы и различные рабочие группы, связанные с атомной отраслью, обвиняют во всех грехах, в том числе, и в развале общественного антиядерного движения. В этих обвинениях наблюдается больше обид и эмоций, чем корректной и разумной аргументации.

Объективно общественное экологическое движение (и антиядерное, в частности) по разным причинам потеряло былую активность и профессионализм. Это произошло по разным внутренним и внешним причинам (уход профессиональной «старой гвардии», «агенты», экономические трудности, черный пиар и т.д.). Но полагаю, что существенная причина ослабления антиядерного общественного экологического движения еще и в другом.
Атомщики, с приходом к руководству в отрасль новых людей (сравнительно молодых, не связанных с советским атомным прошлым), все-таки начали меняться в плане отношения к общественности. Они перестали рассматривать общественность как врагов, которых надо ненавидеть и «мочить». У них нет такого презрения к «непрофессиональным экологам», как было раньше в Минсредмаше и Минатоме.
А оставшаяся немногочисленная старая гвардия антиядерных общественников (новой практически не появилось) все еще оставалась на «войне» и остается там до сих пор. К ним не пришло понимание того, что если ты хочешь воздействовать и менять любую большую и сложную общественно-технологическую (и в некотором смысле политическую) структуру (которой является ГК «Росатом»), то с ней надо быть в процессе взаимодействия, чтобы знать, что там происходит, и иметь возможность воздействовать на неё изнутри.
Рискну предположить, что себя автор статьи о "расколе" относит к "конструктивным". И его слова о "смертных грехах" — не аллегория, а реальность. В своё время я почувствовал это и на себе. После командировки на Кольскую атомную станцию. Я поехал туда в качестве фотографа, с одобрения начальства (в 2010 году я работал в энергетическом отделе Гринпис России), за деньги организации (от оплаты билетов и проживания организатором поездки мы отказались). Мне удалось сделать интересный репортаж, судя по многим отзывам. На пресс-конференции я задал вопросы, которые мы подготовили.
Кольская АЭС, фото: Игорь Подгорный
После публикации фотоотчёта в Живом журнале один из комментаторов написал: "Печально. Ну вот как можно было так быстро и так сильно деградировать? Раньше были яркие, интересные репортажи. Теперь - слегка перефразированный гигантский пресс-релиз с кучей ссылок, который больше похож на передовую статью в журнале "Огонек" образца 73-го года".
До сих пор не понимаю, чем я так провинился. Может быть тем, что не сфотографировал из-под полы столовую? Это было единственное место на станции, где съёмку не разрешили...

Повторюсь. Тема, которую поднял в статье Александр Никитин — сложна и болезненна. Никитин прав: отношения между Росатомом и российскими экологическими организациями никогда не были стабильными. Но это нормально, мне кажется. В отношениях между столь разными сторонами держать друг друга "в тонусе" — полезно. Если отношения меняются — это тоже неплохо. Но есть ли кризис? Неужели позитивные изменения (если они, конечно есть) со стороны одной из сторон (Росатома) стали/могут стать причиной кризиса другой (экологов/общественников).
Мы задали этот вопрос людям, которые, как и Александр Никитин, не раз и не два участвовали во всевозможных "атомных" пресс-турах, круглых столах и форумах.
Владимир Чупров
Владимир Чупров, фото: Гринпис
Владимир Чупров, руководитель энергетического отдела Гринпис России: "У Александра Никитина большой личный опыт общения с Росатомом. И неплохо, что такое общение и человек, который его ведёт со стороны НКО, есть. При этом я не готов утверждать, что в общении между общественными организациями и Росатомом произошли существенные стратегические изменения. Соответственно, не вижу и причин утверждать о наличии объективного раскола (кризиса) внутри российского экологического движения по этому вопросу.


Евгений Усов
Евгений Усов, фото
Евгений Усов, пресс-секретарь Гринпис России:
"Раскола нет, есть разные взгляды на проблемы.
К примеру — есть обоснованное мнение, что РАО (радиоактивные отходы, прим. ред.) должны оставаться там, где они наработаны. Это принятая практика в мире. Есть мнение, что и в пределах страны тоже должно быть так. В частности, справедливо критикуется отправка РАО в Челябинскую область, где от этого страдают люди.

Разные мнения есть о планах строительства "ядерного могильника" под Красноярском, в Ленобласти. В частности, много споров по поводу отправки РАО с ЛАЭС (Ленинградская атомная станция, прим. ред). Но при этом есть обоснованные суждения о том, что хранить такие опаснейшие вещества надо там, где для этого созданы наиболее приемлемые на сегодняшний условия. То есть, в той самой Челябинской области".
Круг замкнулся, проблема осталась, копья ломаются, в том числе среди экологической общественности. В какой-то мере этот спор можно представить старым как мир спором технократа с гуманистом. На данный момент нет однозначного ответа кто прав — у каждой стороны куча аргументов и лучший ответ вообще лежит вне этого спора. Прекратите создавать РАО и проблема будет не такой острой.
Один из основополагающих принципов существования биосферы — биоразнообразие. Чем больше в экосистеме разных видов, тем она устойчивее. Точно так же и в обществе человеческом и в НКО-движении. Должны быть разные организации, с разными подходами и мнением, чтобы процесс шел эффективно.


Евгения Чирикова

Фото: Игорь Подгорный
У Евгении Чириковой, лидера движения «Экологическая оборона Московской области» и «Движения в защиту Химкинского леса», мы спросили о расколах внутри движений, которые она возглавляет. Спросили и о том, можно ли считать расколом смену жизненных приоритетов одного из активных защитников Химкинского леса, Олега Мельников. "Медуза" упоминает его в материале про трудовое рабство в России — активист, когда-то бывший одним из инициаторов «Антиселигера» и движения в защиту Химкинского леса, позже в российской политике разочаровавшийся (в 2014 году Мельникова сначала задержали по «Болотному делу», а потом он поехал в Донбасс воевать за ополченцев).
Олег Мельников, фото: Виталий Рагулин
Насчёт Олега. Он правда очень активно занимался защитой Химлеса, пока был лагерь в лесу. Ему даже челюсть сломали, и он продолжал борьбу со сломанной челюстью, рискуя здоровьем. Очень печально, что через несколько лет после борьбы за Химлес он поехал участвовать в безобразиях ДНР. Но это его выбор. Ни о каком расколе среди защитников Химкинского леса я не слышала. Проблемы у движения были, но связаны они были с насилием со стороны власти, тот же Мельников как и многие другие активисты пострадал от бандитов, нанятых властями.
Поскольку я мало интересуюсь скандалами, то ни о каком расколе среди экологов не знаю. Зато вижу массу примеров, когда не профессиональные экологи, а обычные граждане, невзирая на опасность, организуют такие же движения как в защиту Химкинского леса. 10 лет назад такого количества инициативных групп не было. Сейчас у всех на слуху истории с защитой парка Торфянка, Живописной. В регионах не менее значимы и громкие кампании в защиту Хопра в Воронежской области и против Томинского ГОКа в Челябинске, в защиту Сунского бора в Карелии.


Дмитрий Горчаков

Фото из личного архива
Дмитрий Горчаков, сотрудник НПП Эксорб, ведущий научно-популярной рубрики на Серебряный Дождь - Екатеринбург:
ействительно, на мой взгляд, накал страстей вокруг противостояния атомщиков и антиатомщиков сильно снизился за последние лет 5-7. Возможно, конечно, что я просто потерял интерес к публичному обсуждению этих тем и спорам в интернете. Но думаю, что есть и объективные причины.
Во-первых, закончился ряд очень противоречивых и встреченных в штыки экологами программ, типа ввоза ОГФУ (обеднённый гексафторид урана, прим. ред.) в Россию.
Во-вторых, мне кажется, что своего рода кризис экологических организаций происходит на фоне общего затухания гражданской активности в стране и проблем с работой НКО.
В-третьих, действительно нельзя на отметить перемен в самом Росатоме и его политике открытости. Я еще помню времена первых пресс-туров журналистов на атомные станции, которые теперь стали рутиной и даже в некотором роде проблемой для пресс-служб – их сотрудникам уже приходится сильно ломать голову над тем, как привлечь внимание прессы и что еще такого показать, что до этого никто не видел. На АЭС может попасть и любой желающий в рамках организованной экскурсии. В годовых экологических отчетах станций есть отдельная строка о количестве проведенных экскурсий – это целевой показатель, который стараются повышать. При этом я вижу, как мало людей приходит на публичные презентации таких годовых отчетов, что тоже говорит о низком интересе к тематике. Более того, уже не первый год Росэнергоатом проводит конкурсы для журналистов, пишущих на атомные темы, организуя для финалистов мастер-классы от лучших журналистов страны, отбираемых действительно по критериям высокого мастерства, а отнюдь не пропаганды и способности лучше похвалить концерн. То есть заинтересованность в повышении уровня освещения своей деятельности налицо, и занимаются этим давно, усердно и эффективно".


P.S. Помните "О чём говорят мужчины"? — Когда тебе не хочется хотеть чего-то хотеть — вот это кризис!

Хочется верить, что и "атомщикам" и "антиатомщикам" ещё долго будет хотеться чего-то хотеть. И это станет залогом их эффективной совместной работы, а не только причиной для взаимных обвинений.
А иначе это не кризис — это п..ц!
P.S. И, да, расскажите, кто знает, почему на Кольской АЭС не разрешили снимать в столовой? Может там был кризис какой-то, котлеты не той формы или гречка подгорела?
Читать подробнее на сайте Активатика

371 просмотр  
+3
 
15:52
Прокомментировал тут по просьбе igorpodgorny текущую ситуацию по взаимодействию атомщиков и антиатомного движения в России. В статье собраны комментарии разных интересных (Евгения Чирикова) и знакомых по давним спорам в жж людей (Владимир Чупров и Евгений Усов из Гринпис РФ). Собственно, где как не в жж давать на это ссылку. Сама статья под катом


Международный форум-диалог Росатома, Москва, 23 ноября 2016 г. Фото: Общественный совет госкорпорации Росатом







Отношения между Росатомом и российскими экологическими организациями никогда не были стабильными: противостояние, недоверие, закрытость и неприятие – взаимные обвинения сыпались со всех сторон. "Однако открытость Росатома привела к расколу (кризису) уже внутри экологического движения в России", считает Александр Никитин, председатель правления экологического объединения «Беллона».
Александр Никитин, фото Daniel Sannum Lauten
Недавно он опубликовал статью, в которой высказал мнение о проблемами и вопросах участия общественности в форумах-диалогах. В частности, по теме атомной энергетики.
"Когда 11 лет подряд проводишь одно и то же мероприятие в одном и том же формате и практически по одной и той же теме, то стоит ожидать, что это мероприятие перестанет быть актуальным или интересным. Особенно для тех, кто участвует в нем из года в год, а таких на форуме – большинство. Например, у меня на подобных собраниях появляется чувство дежавю, и возникает вопрос, для кого и зачем это все организуется", пишет Никитин о недавней встрече "Атомная энергия, экология, безопасность".
Однако дальше Александр Никитин говорит, что форум неплох, просто его формат и его "тональность" стали иными.
Форум-диалог был буквально насыщен информацией по тем темам, которые предварительно анонсировались, поэтому можно сказать, что все желающие могли получить информацию, участвуя и задавая вопросы, — пишет Александр Никитин. Добавляя, что, "как выяснилось, со стороны многих общественников это все еще расценивается как «промывка мозгов». В социальных сетях можно было наблюдать выставленные после форума фотографии, сделанные лет десять назад с плакатами «здесь Росатом промывает мозги»".
2009 год, активисты развернули плакат после выступления гендиректора Росатома Сергея Кириенко на Международном общественном форуме-диалоге «Атомная энергия, общество, безопасность» в Санкт-Петербурге
По мнению Александра Никитина, "часть представителей общественности, которая позиционирует себя как «антиядерщики», «настоящие экологи» и «представители населения», устойчиво считает это мероприятие (форум-диалог Росатома, прим. ред.) «имитацией взаимодействия», «изображением вида диалога», «безнадегой» (куда их зовут (или не зовут) как бедных родственников) и даже «закрытым шабашем»".

Простите за ещё одну длинную цитату из статьи Александра Никитина, но тема настолько важная и болезненная, что из песни слов не выкинешь:
Сегодня общественное антиядерное движение раскололось на тех, кто называет себя «настоящими экологами», и тех, которых обозвали «конструктивными» (с плохим смыслом этого слова) общественниками (даже не экологами). «Конструктивных», которые входят в общественные советы и различные рабочие группы, связанные с атомной отраслью, обвиняют во всех грехах, в том числе, и в развале общественного антиядерного движения. В этих обвинениях наблюдается больше обид и эмоций, чем корректной и разумной аргументации.

Объективно общественное экологическое движение (и антиядерное, в частности) по разным причинам потеряло былую активность и профессионализм. Это произошло по разным внутренним и внешним причинам (уход профессиональной «старой гвардии», «агенты», экономические трудности, черный пиар и т.д.). Но полагаю, что существенная причина ослабления антиядерного общественного экологического движения еще и в другом.
Атомщики, с приходом к руководству в отрасль новых людей (сравнительно молодых, не связанных с советским атомным прошлым), все-таки начали меняться в плане отношения к общественности. Они перестали рассматривать общественность как врагов, которых надо ненавидеть и «мочить». У них нет такого презрения к «непрофессиональным экологам», как было раньше в Минсредмаше и Минатоме.
А оставшаяся немногочисленная старая гвардия антиядерных общественников (новой практически не появилось) все еще оставалась на «войне» и остается там до сих пор. К ним не пришло понимание того, что если ты хочешь воздействовать и менять любую большую и сложную общественно-технологическую (и в некотором смысле политическую) структуру (которой является ГК «Росатом»), то с ней надо быть в процессе взаимодействия, чтобы знать, что там происходит, и иметь возможность воздействовать на неё изнутри.
Рискну предположить, что себя автор статьи о "расколе" относит к "конструктивным". И его слова о "смертных грехах" — не аллегория, а реальность. В своё время я почувствовал это и на себе. После командировки на Кольскую атомную станцию. Я поехал туда в качестве фотографа, с одобрения начальства (в 2010 году я работал в энергетическом отделе Гринпис России), за деньги организации (от оплаты билетов и проживания организатором поездки мы отказались). Мне удалось сделать интересный репортаж, судя по многим отзывам. На пресс-конференции я задал вопросы, которые мы подготовили.
Кольская АЭС, фото: Игорь Подгорный
После публикации фотоотчёта в Живом журнале один из комментаторов написал: "Печально. Ну вот как можно было так быстро и так сильно деградировать? Раньше были яркие, интересные репортажи. Теперь - слегка перефразированный гигантский пресс-релиз с кучей ссылок, который больше похож на передовую статью в журнале "Огонек" образца 73-го года".
До сих пор не понимаю, чем я так провинился. Может быть тем, что не сфотографировал из-под полы столовую? Это было единственное место на станции, где съёмку не разрешили...

Повторюсь. Тема, которую поднял в статье Александр Никитин — сложна и болезненна. Никитин прав: отношения между Росатомом и российскими экологическими организациями никогда не были стабильными. Но это нормально, мне кажется. В отношениях между столь разными сторонами держать друг друга "в тонусе" — полезно. Если отношения меняются — это тоже неплохо. Но есть ли кризис? Неужели позитивные изменения (если они, конечно есть) со стороны одной из сторон (Росатома) стали/могут стать причиной кризиса другой (экологов/общественников).
Мы задали этот вопрос людям, которые, как и Александр Никитин, не раз и не два участвовали во всевозможных "атомных" пресс-турах, круглых столах и форумах.
Владимир Чупров
Владимир Чупров, фото: Гринпис
Владимир Чупров, руководитель энергетического отдела Гринпис России: "У Александра Никитина большой личный опыт общения с Росатомом. И неплохо, что такое общение и человек, который его ведёт со стороны НКО, есть. При этом я не готов утверждать, что в общении между общественными организациями и Росатомом произошли существенные стратегические изменения. Соответственно, не вижу и причин утверждать о наличии объективного раскола (кризиса) внутри российского экологического движения по этому вопросу.


Евгений Усов
Евгений Усов, фото
Евгений Усов, пресс-секретарь Гринпис России:
"Раскола нет, есть разные взгляды на проблемы.
К примеру — есть обоснованное мнение, что РАО (радиоактивные отходы, прим. ред.) должны оставаться там, где они наработаны. Это принятая практика в мире. Есть мнение, что и в пределах страны тоже должно быть так. В частности, справедливо критикуется отправка РАО в Челябинскую область, где от этого страдают люди.

Разные мнения есть о планах строительства "ядерного могильника" под Красноярском, в Ленобласти. В частности, много споров по поводу отправки РАО с ЛАЭС (Ленинградская атомная станция, прим. ред). Но при этом есть обоснованные суждения о том, что хранить такие опаснейшие вещества надо там, где для этого созданы наиболее приемлемые на сегодняшний условия. То есть, в той самой Челябинской области".
Круг замкнулся, проблема осталась, копья ломаются, в том числе среди экологической общественности. В какой-то мере этот спор можно представить старым как мир спором технократа с гуманистом. На данный момент нет однозначного ответа кто прав — у каждой стороны куча аргументов и лучший ответ вообще лежит вне этого спора. Прекратите создавать РАО и проблема будет не такой острой.
Один из основополагающих принципов существования биосферы — биоразнообразие. Чем больше в экосистеме разных видов, тем она устойчивее. Точно так же и в обществе человеческом и в НКО-движении. Должны быть разные организации, с разными подходами и мнением, чтобы процесс шел эффективно.


Евгения Чирикова

Фото: Игорь Подгорный
У Евгении Чириковой, лидера движения «Экологическая оборона Московской области» и «Движения в защиту Химкинского леса», мы спросили о расколах внутри движений, которые она возглавляет. Спросили и о том, можно ли считать расколом смену жизненных приоритетов одного из активных защитников Химкинского леса, Олега Мельников. "Медуза" упоминает его в материале про трудовое рабство в России — активист, когда-то бывший одним из инициаторов «Антиселигера» и движения в защиту Химкинского леса, позже в российской политике разочаровавшийся (в 2014 году Мельникова сначала задержали по «Болотному делу», а потом он поехал в Донбасс воевать за ополченцев).
Олег Мельников, фото: Виталий Рагулин
Насчёт Олега. Он правда очень активно занимался защитой Химлеса, пока был лагерь в лесу. Ему даже челюсть сломали, и он продолжал борьбу со сломанной челюстью, рискуя здоровьем. Очень печально, что через несколько лет после борьбы за Химлес он поехал участвовать в безобразиях ДНР. Но это его выбор. Ни о каком расколе среди защитников Химкинского леса я не слышала. Проблемы у движения были, но связаны они были с насилием со стороны власти, тот же Мельников как и многие другие активисты пострадал от бандитов, нанятых властями.
Поскольку я мало интересуюсь скандалами, то ни о каком расколе среди экологов не знаю. Зато вижу массу примеров, когда не профессиональные экологи, а обычные граждане, невзирая на опасность, организуют такие же движения как в защиту Химкинского леса. 10 лет назад такого количества инициативных групп не было. Сейчас у всех на слуху истории с защитой парка Торфянка, Живописной. В регионах не менее значимы и громкие кампании в защиту Хопра в Воронежской области и против Томинского ГОКа в Челябинске, в защиту Сунского бора в Карелии.


Дмитрий Горчаков

Фото из личного архива
Дмитрий Горчаков, сотрудник НПП Эксорб, ведущий научно-популярной рубрики на Серебряный Дождь - Екатеринбург:
ействительно, на мой взгляд, накал страстей вокруг противостояния атомщиков и антиатомщиков сильно снизился за последние лет 5-7. Возможно, конечно, что я просто потерял интерес к публичному обсуждению этих тем и спорам в интернете. Но думаю, что есть и объективные причины.
Во-первых, закончился ряд очень противоречивых и встреченных в штыки экологами программ, типа ввоза ОГФУ (обеднённый гексафторид урана, прим. ред.) в Россию.
Во-вторых, мне кажется, что своего рода кризис экологических организаций происходит на фоне общего затухания гражданской активности в стране и проблем с работой НКО.
В-третьих, действительно нельзя на отметить перемен в самом Росатоме и его политике открытости. Я еще помню времена первых пресс-туров журналистов на атомные станции, которые теперь стали рутиной и даже в некотором роде проблемой для пресс-служб – их сотрудникам уже приходится сильно ломать голову над тем, как привлечь внимание прессы и что еще такого показать, что до этого никто не видел. На АЭС может попасть и любой желающий в рамках организованной экскурсии. В годовых экологических отчетах станций есть отдельная строка о количестве проведенных экскурсий – это целевой показатель, который стараются повышать. При этом я вижу, как мало людей приходит на публичные презентации таких годовых отчетов, что тоже говорит о низком интересе к тематике. Более того, уже не первый год Росэнергоатом проводит конкурсы для журналистов, пишущих на атомные темы, организуя для финалистов мастер-классы от лучших журналистов страны, отбираемых действительно по критериям высокого мастерства, а отнюдь не пропаганды и способности лучше похвалить концерн. То есть заинтересованность в повышении уровня освещения своей деятельности налицо, и занимаются этим давно, усердно и эффективно".


P.S. Помните "О чём говорят мужчины"? — Когда тебе не хочется хотеть чего-то хотеть — вот это кризис!

Хочется верить, что и "атомщикам" и "антиатомщикам" ещё долго будет хотеться чего-то хотеть. И это станет залогом их эффективной совместной работы, а не только причиной для взаимных обвинений.
А иначе это не кризис — это п..ц!
P.S. И, да, расскажите, кто знает, почему на Кольской АЭС не разрешили снимать в столовой? Может там был кризис какой-то, котлеты не той формы или гречка подгорела?
Читать подробнее на сайте Активатика

105 просмотров  
0
Среда, 16 Март 2016
 
21:11
Будущее энергетики, крупных поселений в том числе, в децентрализации генерации и переходе к умным сетям с возможностью перетоков энергии в обоих направлениях, когда потребителем и производителем может быть один и тот же объект в разное время.

Этому всему способствует развитие альтернативной энергетика, все более доступной для частных домовладений и бизнеса, а уж с развитием накопителей это все попрет еще быстрее.

Вот в Нью-Йорке уже создают сеть Brooklyn Microgrid, в которой жители смогут покупать и продавать друг другу выработанную на своих солнечных панелях электроэнергию. Они могут и из общей сети ее брать, но в случае аварии или просто при желании заплатить не крупной компании а своему соседу, смогут покупать электричество друг у друга. Ну и там еще модный блокчейн, куда же без него. Короче, такая вот энергетическая уберизация)
709 просмотров  
+8
Понедельник, 6 Апрель 2015
 
16:28
На американской объекте по хранению ядерных отходов произошла разгерметизация одного из контейнеров из-за (внимание!) попадания в него кошачьего наполнителя. Химический состав смеси привел к ее саморазогреву и выделению газов, в результате чего крышку сорвало и произошел выброс содержимого. Персонал получил небольшое переоблучение, но в целом инцидент не очень масштабный. Инцидент произошел в феврале 2014-го, сейчас просто опубликован доклад с результатами расследования.

Это все было бы забавно, если бы не было грустной аналогии. Проблема химической активности ядерных отходов (и любых других, я полагаю) при их хранении иногда приводит и к более плачевным последствиям. Например, в 1957-м году на комбинате в "Маяк" в Озерске Челябинской области тоже произошел самопроизвольный нагрев содержимого емкости с отходами из-за начавшейся химической реакции. Там, конечно, наполнителя кошачьего не было - масштаб не тот. Ведь речь шла о емкости в 250 кубометров, которая рванула так, что в итоге образовался Восточно-Уральский радиоактивный след, зацепивший даже Свердловскую область, приведший к переселению десятков деревень и тысяч людей. А сама авария стала крупнейшей в истории отечественной ядерной промышленности дочернобыльской эпохи. Такие дела.
434 просмотра  
0
Вторник, 28 Январь 2014
 
14:21
Сегодня ekburg.ru сообщает об успехах мусоросортировочного (МСЗ) завода на Широкой речке за прошедший год: "В 2013 году завод принял 93,2 тысячи тонн твердых бытовых отходов. За этот период было отсортировано 10,5 тысячи тонн вторичного сырья (11,3% от поступивших отходов). Для сравнения: в 2012 году было отсортировано в два раза меньше отходов - 5,4 тысячи тонн. Всего велась сортировка 27 видов вторичного сырья. Основными видами сортируемых отходов были макулатура (43,6%), стекло (27%) и пластик (23,8%)."

Надо бы подсобрать больше инфы для анализа, но пока из того что нашел могу сказать пару вещей.

1. 93,2 тысячи тонн, привезенных на завод и отсортированных на нем - это меньше 50% от его мощности. Ведь год назад запустили вторую линию завода, а каждая из них позволяет сортировать по 100 тысяч тонн. Ну т.е. мало сортируем из того что производим, можем больше. Матчасть позволяет. Хотя с такими темпами за 2014 вполне можно загрузить завод на 100%. Надо больше контейнеров для дуального сбора.

2. Из того что приходит на завод выделяют лишь 11.3% вторсырья. Тоже маловато. Во-первых, потому что остальные 88,7% тупо опять идут на свалку, которая нерезиновая. Всего на Широкореченский полигон, главную свалку Екб, ежегодно вывозят около 350 тысяч тонн ТБО. Так что завод уменьшает объем захораниваемого на полигоне ТБО максимум на 3%. Хотя стоимость даже этих процентов вторсырья может составлять минимум 10-15 млн рублей, если смотреть по ценам пунктов приема вторсырья.

А во-вторых, тут есть еще один интересный аспект. В Первоуральске сортировочный завод работал примерно с тем же КПД (около 10% вторсырья на выходе), при том что на вход ему завозили мусор без какой-либо предварительной сортировки. Завод, кстати, загнулся. У нас же есть какая-никакая программа по дуальному сбору мусора, но судя по объемам поступаемого на МСЗ ТБО и по доле выделяемого вторсырья она работает пока малоэффективно.

Во многом, если не полностью, решение описанных выше проблем зависит от качества сортировки мусора самими горожанами при дуальном сборе. Само собой, для этого нужно как минимум увеличить число контейнеров для дуального сбора. Без этого точно никуда.

Общая задачка, граждане, и для властей и для жителей. И для управляющих компаний.
1228 просмотров  
+3
 
За последние сутки на сайте:
Новостей: