наверх
Вход на сайт Вход на сайт
Вход Регистрация Забыли пароль?  

Ваш логин
Пароль
 
Закрыть
Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
 


Аватар Дмитрий Горчаков
карма
2,9
 
  метки записей:
 
2020
Март
пн вт ср чт пт сб вс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
 
  ответы: RSS-лента последних ответов
Что общего? Он также
далек как до Марса от
профессионализма и
эффективного управления
городским хозяйством...
А может и ещё
дальше....[:-D]
И всё же оставляли бы и
перерабатывали они все
эти радиоактивные
отходы у себя в
Германии и других
странах. У нас с этим
наверняка своих проблем
с изб...
Всё очень длинно и
запутано. Обыватель
может задать резонный
вопрос: если все эти
урановые хвосты
настолько полезны,
почему же их авторы
сами не замор...
Не уверен, мы его
покупаем за деньги для
переработки, типа
Понятно, что говно,
оставшееся после
"переработки
стратегического
ресурса" никто
назад в Германию не
повезет...
Все пьют алкоголь, хотя
он крайне вреден, Но
напиток пепси-кола
чрезвычайно
полезен... Можно темпы
обсуждать, но и по ним
у Росатома ес...
Если я верно помню, то
за утилизацию нам еще и
доплачивают, нет? Так,
что это не
"условно
бесплатный", а
"с доплатой".
Нам на 70 лет
переработки хватит
своего говнасырья,
причем условно
бесплатного -
логично? Другой вопрос,
он перерабатывается на
100%? Что остае...
Кто сказал что не
перерабатываем?
Перерабатываем. И свой
и чужой и обогащаем, и
переводим в
закись-окись урана в
Зеленогорске (по 10 тыс
т. в год). Мо...
Прочитал доводи и
противников и
сторонников... Ответьте
на один вопрос: в
России сейчас накоплено
порядка 700 тыс. тонн
гексафторида урана.
Какого хер...
67 записей по метке Научпоп
Воскресенье, 26 Январь 2020  RSS-лента записей блога
 
17:39
Написал тут околонаучную колонку для E1, выкладываю в блоге с некоторыми дополнениями и уточнениями. Попытался увязать новости науки и местную повестку, связав в одном тексте Марс, Куйвашева, Рогозина и первооткрывателей структуры ДНК. Непросто увязывать новости науки и местную повестку, но я попробую делать это в регулярных колонках для Е1. Не знаю насколько хватит такого формата и сил, но попробую выдержать еженедельный темп. Мнение автора, само собой, субъективно и может ни с чьим другим не совпадать?Под катом собственно колонка.


Фотоколлаж: Анна Рыбакова / E1.ru


Несколько лет я занимают популяризацией науки, и недавно меня попросили на регулярной основе писать колонки о науке и техническом прогрессе для E1, но с привязкой к местным новостям. Это оказалось не такой простой задачей, как думалось поначалу. Потому что научных новостей много, но они не всегда увязываются с тем, что находится в центре общественного внимания в Екатеринбурге. К тому же многие новости и так сопровождаются научными комментариями, когда это необходимо, например, новости по поводу аномального потепления в Екатеринбурге, или о рисках крещенских купаний.

Но мир науки и техники прекрасен тем, что может многому нас научить, не только давая ответы на важные вопросы и предлагая решения наших проблем, но и показывая пример взаимодействия умных людей для достижения важных целей, вдохновляя на поиски нового и неизведанного, даря чувство причастности к достижениям всего человечества. Поэтому я решил посвятить эти колонки таким вдохновляющим примерам из области науки, которые происходят в то время, когда нам кажется, что вокруг лишь одни плохие и страшные новости.

И темой для первой колонки я выбрал самую, казалось бы, далекую он наших земных дел - любимую мною космонавтику, направленную на изучение новых планет. В то время, как наш губернатор вновь отказывает екатеринбуржцам в праве самим выбирать себе мэра, те же самые жители Екатеринбурга могут прикоснуться и принять участие в настоящем космическом исследовании. До 28 января каждый желающий со всего мира может проголосовать за название нового марсохода, который отправится к красной планете уже в июле этого года. Всего на момент написания колонки проголосовало более 300 тысяч человек, из которых более 5000 из России.

А до этого на сайте NASA проходила традиционная раздача «билетов» на Марс – когда все желающие могли бесплатно получить именной электронный бланк, а их имена физически были записаны на карту памяти, которая вместе с марсоходом отправится на Марс. Мое имя уже отправлялось туда с прошлой миссией, а также на аппарате, изучающем Солнце. В этот раз желающих набралось более 10 млн. человек со всего мира. Отличный пиар, на мой взгляд. И все эти люди будут чувствовать свою причастность к интересному событию, следить за марсоходом, а значит и за исследованием Марса.

Сам марсоход должен прилететь на красную планету в феврале 2021 года. Его задачами станут продолжение миссий уже работавших там аппаратов NASA. С помощью 7 разнообразных научных приборов он будет исследовать почву на пригодность к микробной жизни, искать признаки такой жизни в геологических породах, собирать образцы грунта с помощью специального бура и складировать их для возможной последующей отправки на Землю с другими миссиями, и даже вести подготовку к будущему прилету людей тестируя технологию синтеза кислорода из углекислоты марсианской атмосферы.

Видео о миссии:


Новый марсоход (вы еще можете поучаствовать в выборе его имени!) создан на той же базе, что и успешно работающего уже 7 лет марсоход Curiosity – самый известный и крупный (около 900 кг и 3 м. в длину) из 4 работавших марсоходов и единственный, действующий до сих пор. Но в следующем году помимо аппаратов NASA на красной планете могут впервые высадиться и другие марсоходы. Дело в том, что удачное из-за расположения планет окно для отправки миссий на Марс появляется примерно раз в два года, поэтому в конце июля - начале августа будут отправлены не только новый американский аппарат, но и китайский. Кстати, поначалу Китай развивал свою марсианскую программу вместе с Россией, но после неудачи запуска аппарата Фобос-Грунт в 2012 году, пошел своим путем.

Тем не менее, третьим марсоходом, намеченным к отправке этим летом, будет аппарат в рамках миссии «ЭкзоМарс-2020» – совместного проекта Европейского космического агентства и «Роскосмоса». Россия, не имевшая до того опыта строительства и отправки марсоходов, построит для миссии посадочную платформу, два из девяти научных приборов марсохода, и осуществит запуск миссии с космодрома Байконур на ракете-носителе Протон.

Видео Роскосмоса о миссии «ЭкзоМарс-2020»:


Сам марсоход построен Британским подразделением компании Airbus, и поэтому имя ему выбирало жюри из Британского космического агентства путем публичного конкурса, в рамках которого поступило 36 тысяч заявок. В результате марсоход назван в честь английского биофизика Розалинды Франклин, известной своими работами по получению рентгенограмм ДНК. Позже ее снимки помогли Джеймсу Уотсону и Фрэнсису Крику определить структуру ДНК, за что они получили в 1962 году Нобелевскую премию. Сама Франклин, к сожалению, до нее не дожила.


Марсоход «Розалинда Франклин» российско-европейской миссии «ЭкзоМарс-2020». Фото ESA

Роскосмос не так часто запускает межпланетные миссии, поэтому опыта открытых голосований по выбору названия для привлечения внимания к своей работе у него почти нет. Как в прочем и желания. На днях глава Роскосмоса Дмитрий Рогозин встречался с энтузиастами и популяризаторами космонавтики, однако предложенная там идея таких открытых конкурсов интереса у него не вызвала.

Впрочем, минимум одна такая попытка в нашей космической отрасли была. В 2015 году РКК Энергия и Роскосмос запустили открытый творческий конкурс на выбор названия для нового космического корабля. Поступило 5817 заявок с предложениями. Жюри выбрало 10 финалистов, предложенных для публичного голосования. В нем приняло участие более 35 000 человек. Вариант «Гагарин» набрал больше всего голосов – более 10 тысяч. Но жюри выбрало занявшее третье место имя «Федерация», пусть и красивое и символичное. Впрочем, новый глава госкорпорации Дмитрий Рогозин в прошлом году решил вообще отменить результаты конкурса и дать аппарату имя «Орел», аргументируя это тем, что «корабль должен не как девочка называться».

Так что пока англичане увековечивают великих соотечественниц-ученых, а NASA привлекают внимание миллионов людей со всего мира к своим миссиям через интересные пиар-ходы, наш губернатор, возможно, по-своему прав, что мэра нам выбирать не надо – не то сейчас время, чтобы поперек выбора начальства что-то в своей стране выбирать, будь то мэр, правительство, Конституция или имя для космического корабля. Пойду тогда хоть на сайте NASA проголосую.



325 просмотров  
+2
Вторник, 31 Декабрь 2019
 
02:57
Я тут думаю что это ко мне народ в друзья в Facebook повалил, а это Александр Иванов на канале "Химия-Просто" сегодня вышло видео про урановые хвосты со ссылками на меня. Спасибо, конечно, за это и за интересные видео о свойствах гексафторида урана с 9-й минуты. Вышло довольно хлестко и мне такая категоричность и однозначность утверждений в ролике хоть и понятна, но не очень близка. На мой взгляд все несколько сложнее. Хотя по сути во многом согласен, в т.ч. со многими ответами на вопросы в конце.




PS: Продолжение своих статей об ОГФУ до НГ выпустить не успеваю( Придется найти время в каникулы

718 просмотров  
0
Пятница, 6 Декабрь 2019
 
15:54
Продолжая тему ОГФУ. С сожалением наблюдаю, как к ней подключаются, идя на поводу у Гринписа, политические и оппозиционные организации. Включая близкие мне штабы Навального, в т.ч. екатеринбургский и питерский. Я понимаю, что тема легко укладывается в логику "Власти делают нам плохо" и прочее, но блин, может все-таки попробовать выслушать аргументы другой стороны кроме Гринписа и помимо хайпа включить голову?

Я уже коротко высказывался на тему пытаюсь разобраться в ней глубже (там много аспектов, в которых я не специалист). На следующей неделе поеду в пресс-тур на УЭХК (куда ОГФУ и везут), вчера был на встрече с общественностью в Новоуральске, где так же узнал много нового от специалистов, директора УЭХК и своих коллег-радиоэкологов, да и сам выступил, призвав Росатом больше и понятнее общаться с людьми, в т.ч. в Екатеринбурге, а не закрываться в информационной блокаде, как это часто бывает.

Сегодня екатеринбургский офис Открытой России пригласил меня поучаствовать в обсуждении этого вопроса (в 18:30 на Добролюбова 16, оф 322). Формат правда специфический, это будет лекция приехавшего в Екб Андрея Ожаровского - одного из главных критиков ввоза ОГФУ, а меня позвали организаторы, желающие услышать другую точку зрения (за что им респект). И я готов ее высказать, подискутировать и попытаться ответить на вопросы. Более того, думаю что придется в ближайшем будущем все же подготовить и свою лекцию на тему.

Потому что мне в этой истории обидно за две категории идейно близких людей - атомщиков, которых обвиняют в черти-чем почем зря, и активных и неравнодушных граждан, идущих на поводу у громких заголовков.

511 просмотр  
+3
Четверг, 28 Ноябрь 2019
 
00:12
Продолжу редкую но любимую в этом бложике рубрику литобзоров. В отпуске прочел чудесный роман Артура Хейли «Аэропорт». Этот бестселлер 1968 года наверняка многим давно известен, как и автор, но я добрался до них только сейчас. И я в полнейшем восторге!



Вообще, я обожаю авиацию и самолеты. Как летать, так и смотреть, снимать и каким-либо прочим образом соприкасаться. Не случайно даже делал два выпуска на радио об авиации и авиационных технологиях, раньше часто бывал на споттингах, ну и каждый раз дома задираю голову вверх при пролете самолетов, а живу я за городом, и они заходят на посадку прямо надо мной. Но книгу на эту тему читал впервые, если только не считать книг астронавтов, многие из которые начинали карьеру в авиации. Вообще, это же своего рода научпоп, точнее более любимый мной инженерпоп – с подробным погружением во внутреннюю кухню работы аэропортовых служб, диспетчеров, авиакомпаний, ремонтных бригад, пилотов и экипажей.

Конечно, эти детали в книге, если вообще правдивы, в большинстве своем полностью устарели - взять хоть совершенно немыслимую по сегодняшним меркам посадку в самолеты и досмотр, или «ручной» труд диспетчеров. Но это не делает ее менее интересной. Ведь она описывает куда более драматичный и полный интересных перспектив период авиации, чем сейчас, хотя наверняка это можно оспорить – переломный момент в 60-х, связанный с массовым переходом к реактивной авиации и бурным ростом авиаперевозок, в т.ч. трансатлантических, на которых авиация лишь недавно обошла морские суда, ожиданием массового ввода в строй первых широкофюзеляжных лайнеров типа Боинга-747 и всех тех проблем, которые с этим связаны – как технологических, так и общественных, политических, и даже градостроительных.

Ну и лихо закрученный сюжет с огромным количеством колоритных персонажей, позволяющих погрузиться в разные области авиационной темы - от пилотов до страховых агентов, но при этом связанных друг с другом как любовными, так и прочими семейными узами с кучей скелетов в шкафах и тараканов в головах. В итоге финал с описанием терпящего бедствие авиалайнера я читал как раз в самолете по пути домой и совершенно не мог оторваться. Не удивительно, что книгу экранизировали в 1970-м. Фильм собрал огромную кассу, получил 10 номинаций на «Оскар» и несколько сиквелов.

Короче, всем любителям авиации – однозначный мастрид. Хотя они наверняка уже давно это прочитали, а может даже и раскритиковали. Ну а если среди моих френдов есть такие, или те, кто знает и может посоветовать что-то подобное, но о современной авиации – не сдерживайте себя, делитесь)

506 просмотров  
+5
Среда, 13 Ноябрь 2019
 
00:38
Впервые на этом объекте я побывал более 10 лет назад в качестве младшего научного сотрудника Института промышленной экологии УрО РАН. Мало кто за пределами Урала знает, но вот уже более 60 лет в 200 км от Екатеринбурга хранятся тысячи тонн радиоактивного монацита - запасов СССР, собранных для запуска ториевой составляющей атомного проекта. Долгое время скрытый завесой секретности, этот объект породил огромное количество слухов и мифов. За последние 25 лет у него менялись собственники, обсуждались различные варианты использования монацита, вокруг кипели нешуточные общественные страсти. И вот теперь, похоже, база хранения монацита вступает в финальный этап своего существования. 6 ноября прошли общественные слушания по проекту, предусматривающему вывоз монацита на экспорт в Китай. Эта статья посвящена непростой истории, мифах и реальной опасности предприятия, а также его ближайшему будущему. Она написана мной для e1 (ссылка). Под катом привожу ее в авторском, чуть более детальном виде.




Торий и атомный проект СССР

В 1945 году мир вступил в новую, атомную эру. Создание и первое применение атомного орудия привело к началу атомной гонки, продолжающейся до сих пор. В то время создание оружия на новых физических принципах требовало привлечения невероятных финансовых, организационных и человеческих ресурсов. Величайшие ученые трудились над созданием новых областей знаний, отраслей промышленности, и над решением многих задач, открывающим путь к освоению атомной энергии в военных, а затем и в мирных целях. Одним из вопросов, на который пытались найти ответ – это какие материалы можно использовать в качестве ядерного топлива и начинки. Одним из вариантов, который нашел наибольшее распространение в атомной энергетике, стал уран. Для его применения его нужно обогатить по одному из изотопов (235-му), и этим занимаются на комбинате УЭХК в Новоуральске. Другим материалом, нашедшем применение в атомном оружии, стал плутоний. Это искусственный элемент, который получают из урана, облучая последний в специальных ядерных реакторах. Этим занимались, например, на комбинате ПО Маяк в соседней Челябинской области. Но был и третий вариант – торий. Это природный элемент, из которого так же в реакторах можно получать удобный для атомного оружия изотоп урана – 233-й. Научно-исследовательские работы по использованию тория проводились чуть меньше 10 лет, но к 1953 году руководитель советского атомного проекта Курчатов подвел итоги этого направления, отметив его нецелесообразность по сравнению с уран-плутониевым топливным циклом.

База хранения под Красноуфимском
Тем не менее, добыча ториевого сырья в виде монацита была налажена в СССР еще с 1930-х годов, до начала атомного проекта, на фоне общего интереса к радиоактивным материалам. Добывали его как минимум в двух местах - в Сибири, на Таракском месторождении под Канском, и в Режевском районе Свердловской области, в поселке Озерный. Монацит намывали из речного песка, обогащали, при этом образовывались большие отвалы обедненного песка, все еще содержавшего торий. Их запасы в последующем стали источником проблем, так как местной население в поселке Озерный и на станции Костоусово бесконтрольно использовало этот мелкий песок как строительный материал. В результате в начале 90-х в этих населенных пунктах пришлось проводить дезактивационные работы силами производственного объединения «Торон», ранее работавшем в зоне чернобыльской аварии. К счастью, жители получили пусть и повышенные, но не катастрофичные дозы. Но это уже отдельная история.

После прекращения работ по торию в атомном проекте, его стратегический запас было решено собрать в одном месте – под Красноуфимском. С 1941 года тут, вблизи станции Зюрзя, была построена база госрезерва под кодовым названием «почтовый ящик 118» для стратегических запасов продовольствия. На территории чуть более 20 га разместили 19 деревянных амбаров-сараев размерами 85*14 метров, в которых разместился запас зерна. Но в начале 1960 года на базу стал поступать новый груз под названием «концентрам ОМ». Регулярно, партиями по 200 тонн в виде деревянных 50-килограмовых ящиков с мешками, заполненными бурым песком – монацитом. За 4 года на базу было свезено около 82 тысяч тонн. К существующим амбарам, заполненным сверху донизу, добавили еще 4. В таком виде хранилище просуществовало до середины 90-х годов.

В 1994 году, по инициативе Эдуарда Росселя, баз хранения монацита была передана в собственность Свердловской области, и реорганизована в областное государственное учреждение «УралМонацит». Тогда такое приобретение казалось потенциально выгодным, так как монацит содержит не только торий, но и десятки тысяч тонн оксидов редкоземельных элементов (РЗЭ), цены на которые в 90-е были очень высокими. Идея получения этих элементов из монацита казалось коммерчески очень перспективной, но пока разрабатывали приемлемые технологии переработки, Китай успел завоевать мировой рынок РЗЭ. В итоге запас монацита остался мертвым грузом на собственности области.


Внутреннее состояние складов и штабелей с монацитом. Бетонный пол проломился, местами штабели завалились. Фото мое от 6 ноября этого года


Еще внутренние виды. Архивное фото из презентационных материалов слушаний 6 ноября.

Посмотреть на вид старых деревянных складов до возведения над ними новых металлических (это было где-то после 2008-го) можно в этом видео 2001 года (там есть и мой бывший шеф, защитивший диссертацию по влиянию этого объекта на окружающую среду):


Тем временем техническое состояние складов становилось все хуже, построенные во время войны и для других целей конструкции значительно обветшали. Под весом ящиков с тяжелым монацитом бетонные полы складов проломились, стены их начали заваливаться, ремонт и многочисленные подпорки не снимали риска обрушения. На средства области вокруг деревянных амбаров были построены металлические ангары на новых фундаментах, с расчётом на то, что даже при обрушении внутренних зданий наружу монацит не попадет.


Современный внешний вид металлических ангаров, возведенных над старыми деревянными амбарами.


Старый деревянный амбар внутри нового металлического

Влияние на окружающую среду – мифы и реальность
Как это часто бывает, наличие охраняемого объекта с непонятным, но радиоактивным содержимым, не могло не обрасти за долгие годы множеством слухов и мифов. Даже снятие грифов секретности в 90-е не сильно прояснило обстановку, так как на понятное беспокойство местных жителей наложились не только накопившиеся мифы, но и различные попытки манипуляций на почве опасностей, как реальных, так и вымышленных, тесно переплетенных между собой. В многочисленных публикациях об Уралмонаците можно найти упоминания и о новой форме жизни, появившейся на складах, и о том, что все работники предприятия умерли от рака и страшных болезней, и о студентах, подхвативших непонятную болезнь во время работ рядом со складами.

В середине 1990-х, изучением особенностей монацита и влиянием всего объекта на окружающую среду занялись ученые. Институт промышленной экологи УрО РАН (ИПЭ УрО РАН) занимался изучением обстановки на объекте с 1995 года, т.е. уже в течение 25 лет. Автор этих строк начинал свой путь в науке именно в этом институте, и на объекте побывал впервые более 10 лет назад в качестве младшего научного сотрудника.

Чем вообще может быть опасен монацит как радиоактивный материал? Содержащийся в нем торий (оксид тория составляет до 10% от массы монацита) – это природный слаборадиоактивный элемент, такой же натуральный, как, например, уран. Он может быть опасен по нескольким причинам. Во-первых, в высоких концентрациях он может быть источником гамма-излучения, которое приводит к дополнительному (помимо того, что человек получает 24 в сутки от других природных источников, в т.ч. и природного тория) внешнему облучению. Во-вторых, при его распаде образуются летучие радиоактивные газы - радон (Rn-222) и торон (Rn-220). Их длительное вдыхание в высоких концентрациях приводит к облучению легких альфа-частицами. Однако величину этих факторов и степень их опасности можно и нужно определять в конкретных условиях. Приведу некоторые краткие результаты исследований опасности этих факторов, сложившихся в конкретных условиях на базе Уралмонацит, обобщенных в многочисленных публикациях сотрудников института.

Во-первых, влияние объекта на окружающую среду сильно преувеличено. Да, возле складов и особенно внутри них гамма-фон в десятки и сотни раз выше «обычных» уровней (в среднем внутри складов около 90 мкЗв/ч, тогда как средняя величина гамма-фона в Екатеринбурге - 0,1-0,2 мкЗв/ч), что ограничивает время присутствия там персонала. Но за пределами территории фон в норме.


Мощность дозы на базе и вокруг нее в нЗв/ч (1 мЗв/ч = 1000 нЗв/ч, поэтому изолинии «300» на схеме означает мощность дозы в 0,3 мкЗв/ч). Скан из статьи Вестника УрО РАН об Уралмонаците

Во-вторых, ни сам монацит, ни содержащийся в нем радиоактивный торий за пределами складов не обнаружен – ни в воде, ни в почве, ни в образцах растительности его нет. Что не удивительно. Монацит, полученный путем промывки речного песка, нерастворим, при этом он довольно тяжелый. Поэтому осадками он не вымывается, ветром в виде пыли не выносится. Специально проведенные в течение нескольких лет эксперименты лишь подтвердили эти выводы. Грубо говоря – даже обрушение или пожар на каком-либо из амбаров-складов не вызвали бы пылевого выброса монацита за пределы территории. То же касается и летучих продуктов распада тория – газов радона и торона. Их концентрации повышены внутри складов, но за границами территории не отличаются от обычных уровней для этого региона.

В-третьих, в архивах предприятия найдены данные о 438 сотрудниках (автор этих строк лично оцифровывал эти архивы), работавших на базе с 1960 по 1997 годы, включая несколько десятков тех, кто участвовал в ручной разгрузке монацита в 60-е. Проведенное сопоставление структуры причин смертности среди работников предприятия и остального населения Красноуфимского района (собраны данные о причинах смерти более 4600 жителей за те же годы) не выявило значимых отличий. Так что никакого роста рака и других заболеваний у работников предприятия не выявлено.

В-четвертых, хотелось бы прокомментировать очень популярный миф о студентах УрГУ, приехавших в тот район на уборку лука в 80-е и заболевших непонятной болезнью, что, якобы, связано с монацитовыми складами. Этот вопрос был задан на слушаниях 6-го ноября, и на него ответил директор Института промышленной экологии УрО РАН Михаил Жуковский, 25 лет читающий курс «Медико-биологические основы радиационной безопасности» на физтехе:

«Человечество знакомо с ионизирующим излучением с 1895 года. За это время хорошо изучено что может происходить при его воздействии на организм, а что не может. Никакой контакт с монацитом или его упаковкой не мог привести к тем неврологическим эффектам и симптомам, которые наблюдались у студентов. Сейчас наверно сложно уже точно выяснить что именно вызвало тогда те симптомы. Рассматривались разные версии, в том числе отравления различными химикатами, удобрениями или пестицидами. Но можно точно сказать, что причина наблюдавшихся эффектов не соответствует воздействию ионизирующего излучения.»


Михаил Жуковский, директор ИПЭ УрО РАН на слушаниях 6 ноября.

Важно отметить еще один вывод ученых, связанный с базой хранения монацита. Какие бы ни были применены технологии его переработки для получения ли тория или получения редкоземельных элементов, этот процесс будет связан с образованием большого количества радиоактивных отходов, ненамного меньшем, чем само количество монацита. Причем, в отличие от монацита, который нерастворим, эти отходы будут уже в жидкой и подвижной, а значит более опасной форме. Поэтому безотносительно финансовых оценок, отказ от строительства на территории базы завода по переработке монацита можно считать неплохим решением с экологической точки зрения.

Переупаковать и вывезти
6 ноября в Красноуфимске прошли общественные слушания по проекту ОВОС (обоснование воздействия на окружающую среду) планируемой деятельности по вывозу монацита с базы хранения. Начало этого вывоза ждут уже несколько лет, и вот процесс выходит на финишную прямую.


На общественных слушаниях в Красноуфимске 6-го ноября был представлен проект переупаковки и вывоза монацита. В слушаниях с участием главы администрации города, руководства компаний «РедЗемТехнологии», «СпецАтомСервис», ГУ «Уралмонацит» и Института промышленной экологии УрО РАН приняли участие около 45 жителей района.

Еще в 2013 году областное правительство за 50 млн рублей на аукционе продало запасы монацита компании ООО «РедЗемТехнологии». Соглашение предполагает, что помимо вывоза концентрата за пределы области, будет проведена реабилитация территории базы хранения с удалением и очисткой от всех радиоактивных отходов. На слушаниях этот вопрос не рассматривался, но в кулуарах представители компании подтвердили, что монацит отправится в Китай на дальнейшую переработку. В Поднебесной и экологическое законодательство более либеральное по сравнению с российским, и переработка монацита поставлена на промышленную основу.

Сами работы по переупаковке и отправке монацита будет проводить компания-подрядчик, имеющая опыт работы с радиоактивными веществами и радиационно-опасными объектами - ООО ПК «СпецАтомСервис». На территории базы хранения и рядом с ней уже произошли заметные изменения. С сентября 2018 года проведен капитальный ремонт железнодорожного тупика и станции Зюрзя для погрузки контейнеров с монацитом в соответствии с требованиям правил перевозки опасных грузов ж/д транспортом. На самой базе так же отсыпают новые дороги, на базе временных зданий и сооружений создают мобильный технологический комплекс для проведения работ по извлечению из ангаров и перетарке концентрата в современную транспортную упаковку. Перед слушаниями представители «СпецАтомСервис» показали, как будет организован весь процесс.

На вот этом видео, снятом журналистами за неделю до моего визита туда 6-го числа, можно посмотреть как все организовано:



Схематично обращение с монацитом будет организовано следующим образом. Все работы внутри складов будут вестись без постоянного присутствия там людей как по соображениям радиационной безопасности, так и с целью избежать присутствия людей в обветшалых амбарах при механических работах.


Разбирать штабели из деревянных ящиков с монацитом будут с помощью роботизированных шведских манипуляторов Brokk с дистанционным управлением. Подобные роботы-манипуляторы уже зарекомендовали себя на объектах Росатома и при работе МЧС.


Манипуляторы снабжены камерами, сами операторы при работе буду находиться вне склада.


Белый ангар справа – склад с монацитом. В его стене будет проделано отверстие для конвейерной ленты. По ней ящики с монацитом будут подаваться в эту зеленую модульную конструкцию из нескольких контейнеров для переупаковки. Внутри нее ящики попадают на установку «прокалывания», где гидравлический пресс будет пробивать дно ящика и высыпать монацитовый концентрат в приемный бункер. Оттуда превмоприводом по трубам монацит будет подаваться в соседний модуль для переупаковки в биг-бэги по 2 тонны. Все эти процессы буду проходить под дистанционным контролем и без постоянного присутствия человека. После процедуры маркировки и паспортизации биг-бэги будут загружены в 20-футовые транспортные ISO-контейнеры, которые автотранспортом оправят для дальнейшей погрузки на ж/д транспорт к путям необщего пользования вблизи станции Зюрзя, находящимся в шаговой доступности от базы.


Разломанная деревянная и бумажная тара от ящиков с монацитом будет складываться в металлические контейнеры и идти на дальнейшую сортировку. Этот процесс уже будет проводиться с участием людей. Для их работы на территории базы уже возведено несколько модульных цехов. Снаружи они выглядят так, как показано на фото выше.


Вид цеха сортировки изнутри. Помимо входов для людей он имеет входную группу-шлюз (слева вверху) с двойными воротами, через которые погрузчики будут привозить от модуля переупаковки металлические контейнеры с остатками деревянной и бумажной тары. Ее и будут выкладывать на конвейер, откуда работники цеха будут разбирать ее на столы для обработки.


Деревянная тара будет вручную очищаться от остатков монацита промышленными пылесосами и направляться далее на измельчитель (конвейер слева). После дозиметрического контроля, если тара будет иметь остаточное радиоактивное загрязнение, она будет передаваться специализированной организации по обращению с радиоактивными отходами ФГУП РосРАО для дальнейшей переработки и захоронения.


Через такие системы радиационного контроля рук будет проходить весь персонал, работающий в цехе обработки тары. Проход внутрь возможны только через санпропускники с полным переодеванием в спецодежду и средства индивидуальной защиты и контроля в виде индивидуальных дозиметров.


За всеми работами так же будет осуществляться контроль из диспетчерской.

Операции с концентратом начнутся после получения разрешений со стороны Ростехнадзора, Роспотребнадзора, Ространснадзора. Планируется, что работы начнутся в первом квартале 2020 года. Если все пойдет по плану, то уже через несколько лет нынешняя территория базы хранения ториевого запаса СССР будет полностью освобождена от радиоактивных материалов и дезактивирована. Предполагается, что после этого на нем можно будет разместить новый промышленный объект.

А вот в этом видео местного Красноуфимского телеканала можно посмотреть на то как прошли слушания, на выступление докладчика по проекту и ответы экспертов:



544 просмотра  
+5
Пятница, 1 Ноябрь 2019
 
17:48
Говоря об атомных реакторах мы чаще всего представляем себе реактор атомной станции. Его задача вырабатывать из ядерного топлива тепло, которое затем преобразуется в электричество. Но существует и довольно большое число реакторов, работающих для других целей. Их используют для исследований, для наработки полезных изотопов, в т.ч. для медицинских целей, как источник энергии для гражданских судов и военных кораблей. Но самые первые мощные ядерные реакторы стали строить в 40-е годы для одной важной на тот момент задачи – наработки оружейного плутония, начинки атомного оружия. Именно они получили название промышленные. И именно их истории и нынешнему состоянию в нашей стране и посвящена эта статья.


Промышленный уран-графитовый реактор АДЭ-2


Атомный реактор – это устройство, в котором происходит управляемая цепная реакция деления тяжелых ядер (например, урана или плутония). При этом происходит большое количество других ядерных реакций, которые можно использовать для тех или иных задач. Когда в начале 1940-х годов физики занялись поисков делящихся материалов, наиболее пригодных для создания ядерной бомбы, выяснилось, что на его роль подходят обогащенный уран и искусственный элемент плутоний, которого не существует в природе. В итоге оба варианта были реализованы. Бомбы, сброшенные на Хиросиму и Нагасаки, были опытными образцами этих двух разных типов - из обогащенного урана и из плутония. В итоге плутоний по ряду причин казался более предпочтительным для использования. Но чтобы его получить, нужно построить реакторы, в которых уран будет облучаться нейтронами и превращаться в плутоний, а затем выгрузить топливо, переработать (процесс этот привел в свое время к образованию большого количества жидких отходов, как я писал в другой статье) и выделить из него плутоний. Именно с такой целью стали строить промышленные реакторы в США, а затем и в СССР, а рядом с ними и целые комбинаты для переработки ядерного топлива и выделения плутония.

Первый в мире промышленный реактор был построен в США в рамках Манхэттенского проекта. Это был реактор «B», он заработал в сентябре 1944-го на территории комбината Хэнфор, где всего было построено 9 промышленных реакторов. В итоге это позволило американцам провести первый в истории тестовый ядерный взрыв плутониевой бомбы 16 июля 1945 года на полигоне в Неваде, а затем – боевой взрыв 9 августа 1945 в Нагасаки. В Хиросиме взорвали урановую бомбу, без тестового взрыва.

В СССР по аналогии с Хэндфордским комбинатом был построен комбинат «Маяк» (ранее завод №817) в городе Озерск (ранее Челябинск-40) в Челябинской области. Там первый промышленный реактор «А» заработал в 1948 году. Именно он дал плутоний для первой советской ядерной бомбы, испытание которой состоялось 29 августа 1949 года.

Конструкции первых промышленных реакторов-наработчиков плутония были примерно похожи. Это канальные реакторы на тепловых нейтронах с графитовым замедлителем и прямоточным водным охлаждением. Сама активная зона реактора (пространство, где происходит цепная реакция) собиралась из графита, который выступал замедлителем нейтронов. Замедление нейтронов в графите позволяло использовать в качестве топлива природный, необогащенный уран. Это очень упрощало и ускоряло наработку плутония. В графитовой кладке реактора были просверлены каналы, в которые загружалось топливо в виде урановых металлических цилиндров-блочков. По этим же каналам пускалась вода для охлаждения, т.к. при делении урана выделялось много тепла. Блоки с топливом загружались с одной стороны канала, облучались в реакторе, в них образовывался плутоний (несколько процентов от загруженного урана), а через некоторое время они выгружались с другой стороны канала и шли на переработку – растворение и выделение плутония химическими методами. Реакторы такой конструкции и назначения получили в СССР название ПУГРы – промышленные уран-графитовые реакторы.

Основным, и бросающимся в глаза отличием ПУГРов в США и СССР было то, что американские были с горизонтальными каналами, а наши – вертикальными. Не смотря на то, что во-многом мы догоняли американцев и шли по их следу экономя время, такой вариант показался советским разработчикам более выгодным из-за решения ряда проблем с неравномерностью теплового потока.


Первый в мире промышленный реактор "B" в Хэнфорде, США. Видна передняя панел с горизонтальными каналами, куда загружалось свежее топливо. Источник

Конструкции первых промышленных реакторов-наработчиков плутония были примерно похожи. Это канальные реакторы на тепловых нейтронах с графитовым замедлителем и прямоточным водным охлаждением. Сама активная зона реактора (пространство, где происходит цепная реакция) собиралась из графита, который выступал замедлителем нейтронов. Замедление нейтронов в графите позволяло использовать в качестве топлива природный, необогащенный уран. Это очень упрощало и ускоряло наработку плутония. В графитовой кладке реактора были просверлены каналы, в которые загружалось топливо в виде урановых металлических цилиндров-блочков. По этим же каналам пускалась вода для охлаждения, т.к. при делении урана выделялось много тепла. Блоки с топливом загружались с одной стороны канала, облучались в реакторе, в них образовывался плутоний (несколько процентов от загруженного урана), а через несколько недель они выгружались с другой стороны канала и шли на переработку – растворение и выделение плутония химическими методами. Реакторы такой конструкции и назначения получили название ПУГРы – промышленные уран-графитовые реакторы.


Схема графитовой кладки активной зоны советского ПУГР. Размер цилиндра - около 9 м в диаметре и столько же в высоту.

Таким образом, реактор выступал как конвейер по облучению и образованию плутония из природного урана – это был очень простой, но эффективный способ получения взрывчатки для бомб. Правда при этом реактор надо было охлаждать водой, которую надо где-то брать и затем (зачастую уже загрязненную радионуклидами из топлива) сливать, а при выделении плутония на радиохимических производствах образовывалось большое количество жидких радиоактивных отходов. Но время было такое, что решалась в первую очередь основная задача – создание оружия. Увы, проблемы с отходами откладывались на потом и заложили основу многим экологических последствиям, получившим теперь название ядерное наследие.
В СССР были построены три комбината для наработки оружейного плутония – ПО «Маяк» (г. Озерск, Челябинская область), СХК (г. Северск, Томская область) и ГХК (Железногорск, Красноярский край). Всего на них с 1948 по 1965 год были введены в строй 13 ПУГРов.

Первые реакторы на ПО «Маяк»

Первенец и самая крупная промышленная площадка ядерного комплекса СССР – производственное объединение «Маяк» (ПО «Маяк», ранее – завод №817, сороковка), расположенное в городе Озерск (Ранее Челябинск-40) в Челябинской области, работает с 1948 года. 8 июня 1948 года на ФГУП «ПО «Маяк» был пущен первый в стране уран-графитовый промышленный реактор А («Аннушка»).

В августе 1946 года был утвержден проект и начато строительство реактора. С минимальной механизацией, в условиях суровой уральской зимы к весне 1947-го года на стройплощадке комбината были выполнены самые тяжелые грунтовые работы – вырыт котлован 80 на 80 метров и глубиной до 53 м. Всего было извлечено 157 тыс. кубометров грунта. На заключительном этапе выемки скального грунта было занято 11 тысяч землекопов.


Здание первого реактора "А". Источник.

Цилиндрическая активная зона ректора была диаметром 9,2 м и высотой в 9,2 м. Графитовые колонны были составлены из блоков 600 мм высотой с квадратным сечением 200х200 мм и центральным отверстием диаметром 44 мм. Графитовая кладка пронизывалась по вертикали 1200 тонкостенными алюминиевыми трубами с толщиной стенок в 1 мм, через которые протекала вода и в которых располагались урановые блочки (диаметр 35 мм, высота 100 мм) с оболочкой из алюминиевого сплава. В каждый канал загружалось 74 блочка. В нижней части труб они упирались в разгрузочное устройство, которое при необходимости могло выдавать по одному блочку из любой вертикальной трубы. Под собственным весом блочки падали в воду и попадали в шахту перегрузки. Затем они поступали в транспортную галерею, где хранились под слоем воды 2 месяца, после чего шли на переработку.


Зал реактора А на ПО «Маяк». (Источник)

8 июня 1948 года лично Курчатовым был осуществлен физический пуск реактора с загрузкой около 75 т урана. А чуть менее чем через год, 29 августа 1949 – первая атомная бомба СССР из полученного на реакторе плутония была испытана на Семипалатинском полигоне. По проекту первый промышленный реактор «А» должен был проработать 3 года, но проработал 39 лет – до 1987 года. Подробнее о реакторе «А» можно почитать тут.

Всего за годы существования предприятия на ПО «Маяк» работали десять промышленных реакторов, два из которых эксплуатируются в настоящее время. Среди них 5 промышленных уран-графитовых реакторов - А, АИ, АВ-1, АВ-2 и АВ-3, были введены в строй в период с 1948 по 1952 год. Их первоначальные сроки службы были небольшими, но проработали они по 30 с лишним лет, модернизируясь во время капитальных ремонтов. Остановлены они были в период с 1987 по 1990 год, и с тех пор на них ведутся работы по выводу из эксплуатации.

Подземные АД на Горно-химическом комбинате.

Горно-химическом комбинате, третий комбинат по наработке плутония в СССР, предприятие уникальное, расположенное под землей, в скальном массиве. На площадке ФГУП «ГХК» в г. Железногорске под Красноярском расположены три ПУГРа – АД, АДЭ-1 и АДЭ-2. Вместе со вспомогательным оборудованием и коммуникациями они размещены в горных выработках скального массива – в шахтах, облицованных монолитным бетоном. По проекту реакторы предполагалось расположить в скальном грунте на глубине около 200 м в поперечных выработках шириной 8-18 м, длиной 60-80 м и высотой 5-30 м.


Электричка в подземный комбинат ГХК. Источник.

ПУГР АД являлся одноцелевым проточным реактором на тепловых нейтронах. ОН проработал 1958 по 1992 год. Мало того, что этот реактор обладал в два раза больше производительностью по плутонию, чем его предшественники, его конструкция и удельная мощность позволяли поднять температуру охлаждающей воды на выходе до состояния рабочего тела турбины. По сути, это был первый проект энергетического реактора. До этого у всех реакторов в мире температура охлаждающей воды на выходе была не более 100 градусов, а у проекта АД на выходе парогенератора был перегретый пар, который мог вращать турбину. Реактор АД стал первенцем серии реакторов третьего поколения.


Остановка реактора АДЭ-2 на ГХК 15 апреля 2010 года (Источник)

АДЭ-1 проектировался как энергетический, но эксплуатировался как одноцелевой реактор в проточном режиме с 20 июля 1961 года. Остановлен для вывода из эксплуатации 29 сентября 1992 года. АДЭ-2 работал с 1964 года в двухцелевом режиме (плутоний + электроэнергия), остановлен для вывода из эксплуатации 15 апреля 2010 года.

Первая АЭС на Сибирском химическом комбинате

В период с 1953 по 1964 г. на площадках Сибирского химического комбината в г. Северск (Томская область) были сооружены и пущены в эксплуатацию ПУГРы И-1, ЭИ-2, АДЭ-3, АДЭ-4, АДЭ-5. Реактор И-1 предназначался исключительно для наработки оружейного плутония, остальные реакторы совмещали в себе функции наработки плутония и производства электроэнергии. Впервые в мире эти функции совместил в себе реактор ЭИ-2. С пуском этого реактора в 1958 году заработала первая очередь Сибирской АЭС мощностью 100 МВт, которая стала второй атомной станцией в СССР после Обнинской, пущенной 4 годами ранее. Реакторы серии АДЭ по мере их ввода в эксплуатацию поэтапно наращивали мощность Сибирской АЭС. С пуском АДЭ-5 мощность станции составила 600 МВт.


Сибирская АЭС на СХК – первая крупная АЭС в СССР и единственная АЭС в Сибири.

На базе реакторов АДЭ-4 и АДЭ-5 была спроектирована и реализована система дальнего теплоснабжения. Город Томск был обеспечен дешевой тепловой энергией благодаря использованию тепла реакторов АДЭ-4 и АДЭ-5. Реакторы давали 30–35% тепла, необходимого для отопления жилого массива г. Томска, и более 50% – для г. Северска и промплощадок комбината. В 2008 году в Северске были остановлены последние промышленные ядерные реакторы.

Наследие промышленных реакторов

Опыт работы уран-графитовых реакторов в СССР не только дал стране материал для ядерного оружия с избытком, который до сих пор утилизируется даже в виде топлива для обычных АЭС, но и открыл путь к мирной атомной энергетике. Реактор Первой в мире АЭС в Обнинске, открытой в 1954 году, Сибирской АЭС, первых двух энергоблоков Белоярской АЭС, всех блоков Билибинской АЭС и серии мощных реакторов РБМК-1000 разработаны на базе опыта строительства и эксплуатации канальных уран-графитовых реакторов. Но помимо накопления опыта, разработки энергетических направлений, ПУРГи стали источниками и многих экологических проблем. Частые поломки, разгерметизация твэлов и выход из строя приводили к сбросу в окружающую среду с охлаждающей водой радионуклидов, попадавших в реки Енисей и Томь. Радиохимический передел топлива при выделении ценного продукта – плутония, привел к образованию наибольшей по объему части ядерного наследия СССР – водоемов-хранилищ жидких радиоактивных отходов в виде Теченского каскада водоемов, озер Карачай и Старое болото на ПО «Маяк», подземных пластов-хранилищ на СХК и ГХК.


Реакторы РБМК-1000, работающие на Ленинградской, Смоленской и Круской АЭС – концептуальное развитие промышленных уран-графитовых наработчиков плутония. Только из их топлива плутоний уже не извлекали.

Вывод из эксплуатации

В 1991 году США и Россия подписали соглашение об окончательном останове реакторов, нарабатывающих оружейный плутоний. К настоящему времени все ПУГРы в России остановлены и находятся в той или иной стадии вывода из эксплуатации.

В рамках федеральной целевой программы ФЦП ЯРБ-1 (2008-2015 гг) осуществлялась подготовка и была проведена первая и уникальная операция по разбору и консервации ПУГР на месте. В 2010 году на базе СХК был сформирован "Опытно-демонстрационный центр вывода из эксплуатации уран-графитовых ядерных реакторов" (ОДЦ УГР). В сентябре 2015 года ОДЦ УГР завершил операцию по окончательному выводу из эксплуатации реактора ЭИ-2. Сейчас это по сути холм. Было использовано более 100 тыс. м3 изолирующих материалов на основе местных глин. Итог работ: ядерные материалы удалены, наземная часть и непроектные хранилища ликвидированы. Графитовая кладка законсервирована.


Схематический вид реактора ЭИ-2 на СХК до (слева) и после (справа) окончательной консервации.

Вывод из эксплуатации и консервация ПУГР «на месте» считается на данный момент наиболее оптимальной концепцией, позволяющей снизить нагрузки на персонал в процессе вывода из эксплуатации, избежать перемещения большого количества радиоактивных материалов и создания дополнительных хранилищ для РАО. Однако, не все реакторы можно будет захоронить подобным образом. В рамках федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2016 – 2020 годы и на период до 2030 года» планируется дополнительно вывести и окончательно законсервировать 8 из 13 ПУГР, а так же решить вопросы связанные с утилизацией облученного графита.


Памятная плита на фоне лужайки на месте вывода их эксплуатации реактора ЭИ-2 на СХК. (Источник)

В настоящее время к выводу из эксплуатации «на месте» по опыту СХК готовятся реакторы на ПО «Маяк». В 2018 году прошли общественные обсуждения проекта по выводу из эксплуатации пяти промышленных уран-графитовых реакторов комбината. В рамках предстоящего процесса вывода из эксплуатации на каждом реакторе будет проведена дезактивация помещений (при необходимости), демонтажные работы по оборудованию и системам, находящимся в реакторном здании и на территории площадке. Затем внутренние полости реактора, шахты реактора и строительных объёмов помещений реакторного здания будут заполнены сорбирующими и гидоизоляционными материалами до нулевой отметки, т.е. до поверхности земли. После этого над шахтой реактора будет создан дополнительный барьер в виде верхней герметической защитной плиты.

Вместо выводов
Промышленные уран-графитовые реакторы, давшие СССР необходимы для ядерного орудия плутоний, заложили и основу для мирного использования атомной энергии на атомных станциях первых поколений и для запуска масштабной серии АЭС с реакторами РБМК, до сих пол дающими почти половину всего атомного электричества в России. Точно так же и после окончания своей работы ПУГР станут полигоном для отработки технологий обращения с облученным графитом, необходимых для вывода из эксплуатации АЭС с уран-графитовыми реакторами.

Источники:
1. Летопись Росатома. История реакторов.
2. Проблемы ядерного наследия и пути их решения. Том 1.
3. Опыт по выводу из эксплуатации ПУГР АД методом «захоронения на месте»
4. Пять реакторов – наработчиков оружейного плутония на «ПО Маяк» планируется захоронить на месте
5. Технические решения, технологии и опыт АО «ОДЦ УГР» по выводу из эксплуатации ОИАЭ



805 просмотров  
+6
Понедельник, 28 Октябрь 2019
 
00:13
Как говорил Черчилль: "Лучший аргумент против демократии — пятиминутная беседа со средним избирателем". Перефразируя его можно сказать что лучший аргумент против занятия популяризацией - это чтение комментариев под своим текстом на горячую тему (на разных площадках, на e1, хабре, жж и еще нескольких перепечатавших его СМИ суммарно более 100 тыc. просмотров и более полутысячи комментариев). С учетом моего опыта участия в избирательной кампании, могу сказать что тут все даже тяжелее чем с демократией, ведь живые люди тебе не всегда такого смогут наговорить, как они могут написать тому, кого не видят. Потрясающая и ужасная коллекция мифов, заблуждений и неадекватных реакций, конечно, у меня скапливается за последние сутки, вплоть до прямых угроз и пожеланий смерти. Ну, тоже своего рода любопытный материал для исследований. Впрочем, разумных и думающих людей тоже немало, что не может не радовать. На них по прежнему и буду ориентироваться в своих статьях, эфирах на радио, лекциях и прочих попытках объяснять то, в чем я немножко разбираюсь.




393 просмотра  
+4
Среда, 9 Октябрь 2019
 
10:53


Сегодня в родном Екатеринбурге начинается уже традиционный ежегодный научный фестиваль "Кстати". Недавно я был спикером на подобном фестивале в Новосибирске, а летом - в Калининграде. Но впервые пропускаю его у нас.

Всем кто интересуется наукой рекомендую ознакомиться с программой - вы наверняка найдете интересную вам тему, от музыки и антропологии до астрофизики и биоинформатики т.к. за 5 дней пройдет несколько десятков лекций и мастер-классов от действительно звездного состава спикеров.

Это и не нуждающийся в представлении Михаил Гельфанд, и уникальный спикер астрофизик Юрий Ковалев (который руководил научной программой самого крутого до недавнего времени российского космического радиотелескопа "Радиоастрон") и мои знакомые биоинформатик Андрей Афанасьев и популяризатор космонавтики Александр Хохлов, и екатеринбургские эксперты Павел Скрипниченко, Кирилл Гржегоржевский и Дмитрий Москвин и многие другие.

Программа и расписание тут - http://ekb.kstati-fest.ru/scheduler/
Все мероприятия бесплатные, но требуется регистрация.



254 просмотра  
+4
Четверг, 8 Август 2019
 
15:51

23-24 августа выступлю в качестве спикера на НеФорум Арктика 2019, который в этом году пройдет в Мурманске. Когда-то давным давно, в далеком 2012-м, я был на первом НеФоруме, самым ярким впечатлением от которого, правда, стала развиртуализация с it_is_too_much.  
С тех пор прошло много времени, я стал чуть менее активен в ЖЖ и чуть более — в других соцсетях и на радио, зато сильнее ударился в популяризацию науки и ядерной техники. Поэтому особенно приятно, что сейчас меня пригласили именно как спикера-популяризатора. Думаю немаловажным тут было мое недавнее выступление с лекцией на Митапе ЖЖ про мифы Чернобыля, и тот факт, что генеральным партнером этого НеФорума является Росатом
Последний факт объясняет некоторый уклон в атомную тематику Нефорума — и по месту проведения (Не только Мурманск, но и место в нем — площадь прямо перед первым атомным ледоколом-музеем «Ленин»), и по блог-турам (два из них пройдут на атомные объекты), и по подбору спикеров — кроме меня из «атомщиков-популяризаторов» будет Роман Лаас, а может будет и еще кто-то из атомной тематики, пока не анонсированный.  
Ледокол "Ленин". Фото автора от 2017 года.
Но ничего этого на самом деле я еще не знал, да мне и не нужно было, чтобы дать свое согласие на участие. Мне было достаточно того, что у меня будет возможность выступить с научно-популярной лекцией перед широкой аудиторией блогеров в горячо любимом мной Мурманске (был там уже раз пять, в том числе этой весной на Кольской АЭС), и у меня не было и тени сомнения по поводу того, о чем говорить. 
Потому что Арктика вообще и Мурманская область в частности — это уникальный географический регион, в котором за последние почти 70 лет применялось и до сих пор используется огромное количество ядерных технологий и атомной техники, как мирных так и военных — это и ядерный полигон на Новой земле, где в числе более сотни ядерных взрывов бабахнули и ту самую «Царь-бомбу», и несколько мирных ядерных взрывов вне полигонов, и атомная составляющая Северного флота в виде АПЛ и единственного нашего надводного атомного корабля (кто знает какого?), и атомное наследие в виде накопленных радиоактивных отходов от всего вышеперечисленного, с которым теперь тоже довольно интересно управляются (именно на связанный с этим объект в Сайда-Губе я и записался в блог-тур но об этом в следующих публикациях), и мирные технологии — атомные ледоколы и весь Севморпуть, несколько АЭС, в том числе единственная в мире плавучая, и на самом деле много чего еще. Вот обзор всех этих историй я бы и хотел сделать в своей лекции, лучшего места для которой и не придумаешь — за Полярным кругом, в крупнейшем городе русской Арктики, прямо на фоне ледокола «Ленин». Тем более что я уже к этой теме не раз обращался на радио:
Ну и отдельное удовольствие — компания, в которой доведется выступать. На форуме будет нескольких тематических площадок в виде шатров на площади у морского вокзала. На нашей, научно-популярной, выступят замечательные Александр Панчин (@scinquisitor) и  Виталий Егоров zelenyikot , с которыми я уже делал интервью для радио «Серебряный Дождь — Екатеринбург», а так же уже упомянутый Роман Лаас (с интересом послушаю его лекцию про ядерные аварии), которого я лишь недавно увидел в видеоподкасте у того же Панчина про Чернобыль. 
Научно-популярные лекции будут проходить в шатре Диксон, недалеко от атомного ледокола "Ленин".
Полное расписание выступлений — на сайте НеФорум Арктик 2019
Анонс фестиваля и приглашение для регистрации — в афише LJ.
Ну и еще раз напомню о генеральном спонсоре Нефорума — Росатоме, выступающем в лице трех своих подразделений, представленных в Арктике. 

Кто едет — отмечайтесь в комментариях. И приходите на лекцию) 
Увидимся в Мурманске!  

368 просмотров  
+2
Вторник, 9 Июль 2019
 
00:55
Завтра, точнее уже сегодня, короче во вторник вечером в Екатеринбурге пройдет Science Bar Hopping - лекторий 16 ученых в 8 барах города. Я тоже выступлю, в 21 в баре Шейк на Шейнкмана 10. Расскажу про то, как некоторые ядерные технологии повлияли на нас и наш мир - это та лекция, где упоминаются Мария Кюри, Терминатор, Годзилла и немного тот, из-за приезда которого в Екб столько шума в последние дни. Расписание других лекций (там много интересного) и ссылки для регистрации - тут.



PS: для интроверта в четвертый раз выступать на публике за две недели как-то совсем непросто и энергозатратно, но никто и не обещал что будет легко, а желаний своих бояться уже поздно.



290 просмотров  
+5
 
За последние сутки на сайте:
Новостей: