наверх
Вход на сайт Вход на сайт
Вход Регистрация Забыли пароль?  

Ваш логин
Пароль
 
Закрыть
Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
 


Аватар Дмитрий Горчаков
карма
2,9
 
  метки записей:
 
2020
Март
пн вт ср чт пт сб вс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
 
  ответы: RSS-лента последних ответов
Что общего? Он также
далек как до Марса от
профессионализма и
эффективного управления
городским хозяйством...
А может и ещё
дальше....[:-D]
И всё же оставляли бы и
перерабатывали они все
эти радиоактивные
отходы у себя в
Германии и других
странах. У нас с этим
наверняка своих проблем
с изб...
Всё очень длинно и
запутано. Обыватель
может задать резонный
вопрос: если все эти
урановые хвосты
настолько полезны,
почему же их авторы
сами не замор...
Не уверен, мы его
покупаем за деньги для
переработки, типа
Понятно, что говно,
оставшееся после
"переработки
стратегического
ресурса" никто
назад в Германию не
повезет...
Все пьют алкоголь, хотя
он крайне вреден, Но
напиток пепси-кола
чрезвычайно
полезен... Можно темпы
обсуждать, но и по ним
у Росатома ес...
Если я верно помню, то
за утилизацию нам еще и
доплачивают, нет? Так,
что это не
"условно
бесплатный", а
"с доплатой".
Нам на 70 лет
переработки хватит
своего говнасырья,
причем условно
бесплатного -
логично? Другой вопрос,
он перерабатывается на
100%? Что остае...
Кто сказал что не
перерабатываем?
Перерабатываем. И свой
и чужой и обогащаем, и
переводим в
закись-окись урана в
Зеленогорске (по 10 тыс
т. в год). Мо...
Прочитал доводи и
противников и
сторонников... Ответьте
на один вопрос: в
России сейчас накоплено
порядка 700 тыс. тонн
гексафторида урана.
Какого хер...
326 записей по метке ЖЖ
Среда, 6 Ноябрь 2019  RSS-лента записей блога
 
23:58
Провел день на очередном ядерном объекте в Свердловской области. Был тут последний раз лет 10 назад. Кто угадает где - тому лайк. Подробности с фоточками, историческими байками и очередными разоблачениями мифов в ближайшие дни.


321 просмотр  
+3
 
23:38
На днях тут зачем-то посчитал, что УЭХК, который в Новоуральске, который крупнейший в мире комбинат по обогащению урана, и куда завозят ОГФУ, потребляет примерно 1/6 от электроэнергии, потребляемой Екатеринбургом. Так-то офигеть для одного предприятия, пусть и такого крупного. И это притом, что центрифужная технология, которая там используется - самая энергоэффективная из всех масштабно применяемых способов обогащения урана. Предыдущая, диффузионная, была на порядок энергозатратнее...

PS: ПРи этом УЭХК не самый большой потребитель электроэнергии в области. Он в пятерке крупнейших, а самый большой - Качканарский ГОК.

288 просмотров  
+2
Пятница, 1 Ноябрь 2019
 
17:48
Говоря об атомных реакторах мы чаще всего представляем себе реактор атомной станции. Его задача вырабатывать из ядерного топлива тепло, которое затем преобразуется в электричество. Но существует и довольно большое число реакторов, работающих для других целей. Их используют для исследований, для наработки полезных изотопов, в т.ч. для медицинских целей, как источник энергии для гражданских судов и военных кораблей. Но самые первые мощные ядерные реакторы стали строить в 40-е годы для одной важной на тот момент задачи – наработки оружейного плутония, начинки атомного оружия. Именно они получили название промышленные. И именно их истории и нынешнему состоянию в нашей стране и посвящена эта статья.


Промышленный уран-графитовый реактор АДЭ-2


Атомный реактор – это устройство, в котором происходит управляемая цепная реакция деления тяжелых ядер (например, урана или плутония). При этом происходит большое количество других ядерных реакций, которые можно использовать для тех или иных задач. Когда в начале 1940-х годов физики занялись поисков делящихся материалов, наиболее пригодных для создания ядерной бомбы, выяснилось, что на его роль подходят обогащенный уран и искусственный элемент плутоний, которого не существует в природе. В итоге оба варианта были реализованы. Бомбы, сброшенные на Хиросиму и Нагасаки, были опытными образцами этих двух разных типов - из обогащенного урана и из плутония. В итоге плутоний по ряду причин казался более предпочтительным для использования. Но чтобы его получить, нужно построить реакторы, в которых уран будет облучаться нейтронами и превращаться в плутоний, а затем выгрузить топливо, переработать (процесс этот привел в свое время к образованию большого количества жидких отходов, как я писал в другой статье) и выделить из него плутоний. Именно с такой целью стали строить промышленные реакторы в США, а затем и в СССР, а рядом с ними и целые комбинаты для переработки ядерного топлива и выделения плутония.

Первый в мире промышленный реактор был построен в США в рамках Манхэттенского проекта. Это был реактор «B», он заработал в сентябре 1944-го на территории комбината Хэнфор, где всего было построено 9 промышленных реакторов. В итоге это позволило американцам провести первый в истории тестовый ядерный взрыв плутониевой бомбы 16 июля 1945 года на полигоне в Неваде, а затем – боевой взрыв 9 августа 1945 в Нагасаки. В Хиросиме взорвали урановую бомбу, без тестового взрыва.

В СССР по аналогии с Хэндфордским комбинатом был построен комбинат «Маяк» (ранее завод №817) в городе Озерск (ранее Челябинск-40) в Челябинской области. Там первый промышленный реактор «А» заработал в 1948 году. Именно он дал плутоний для первой советской ядерной бомбы, испытание которой состоялось 29 августа 1949 года.

Конструкции первых промышленных реакторов-наработчиков плутония были примерно похожи. Это канальные реакторы на тепловых нейтронах с графитовым замедлителем и прямоточным водным охлаждением. Сама активная зона реактора (пространство, где происходит цепная реакция) собиралась из графита, который выступал замедлителем нейтронов. Замедление нейтронов в графите позволяло использовать в качестве топлива природный, необогащенный уран. Это очень упрощало и ускоряло наработку плутония. В графитовой кладке реактора были просверлены каналы, в которые загружалось топливо в виде урановых металлических цилиндров-блочков. По этим же каналам пускалась вода для охлаждения, т.к. при делении урана выделялось много тепла. Блоки с топливом загружались с одной стороны канала, облучались в реакторе, в них образовывался плутоний (несколько процентов от загруженного урана), а через некоторое время они выгружались с другой стороны канала и шли на переработку – растворение и выделение плутония химическими методами. Реакторы такой конструкции и назначения получили в СССР название ПУГРы – промышленные уран-графитовые реакторы.

Основным, и бросающимся в глаза отличием ПУГРов в США и СССР было то, что американские были с горизонтальными каналами, а наши – вертикальными. Не смотря на то, что во-многом мы догоняли американцев и шли по их следу экономя время, такой вариант показался советским разработчикам более выгодным из-за решения ряда проблем с неравномерностью теплового потока.


Первый в мире промышленный реактор "B" в Хэнфорде, США. Видна передняя панел с горизонтальными каналами, куда загружалось свежее топливо. Источник

Конструкции первых промышленных реакторов-наработчиков плутония были примерно похожи. Это канальные реакторы на тепловых нейтронах с графитовым замедлителем и прямоточным водным охлаждением. Сама активная зона реактора (пространство, где происходит цепная реакция) собиралась из графита, который выступал замедлителем нейтронов. Замедление нейтронов в графите позволяло использовать в качестве топлива природный, необогащенный уран. Это очень упрощало и ускоряло наработку плутония. В графитовой кладке реактора были просверлены каналы, в которые загружалось топливо в виде урановых металлических цилиндров-блочков. По этим же каналам пускалась вода для охлаждения, т.к. при делении урана выделялось много тепла. Блоки с топливом загружались с одной стороны канала, облучались в реакторе, в них образовывался плутоний (несколько процентов от загруженного урана), а через несколько недель они выгружались с другой стороны канала и шли на переработку – растворение и выделение плутония химическими методами. Реакторы такой конструкции и назначения получили название ПУГРы – промышленные уран-графитовые реакторы.


Схема графитовой кладки активной зоны советского ПУГР. Размер цилиндра - около 9 м в диаметре и столько же в высоту.

Таким образом, реактор выступал как конвейер по облучению и образованию плутония из природного урана – это был очень простой, но эффективный способ получения взрывчатки для бомб. Правда при этом реактор надо было охлаждать водой, которую надо где-то брать и затем (зачастую уже загрязненную радионуклидами из топлива) сливать, а при выделении плутония на радиохимических производствах образовывалось большое количество жидких радиоактивных отходов. Но время было такое, что решалась в первую очередь основная задача – создание оружия. Увы, проблемы с отходами откладывались на потом и заложили основу многим экологических последствиям, получившим теперь название ядерное наследие.
В СССР были построены три комбината для наработки оружейного плутония – ПО «Маяк» (г. Озерск, Челябинская область), СХК (г. Северск, Томская область) и ГХК (Железногорск, Красноярский край). Всего на них с 1948 по 1965 год были введены в строй 13 ПУГРов.

Первые реакторы на ПО «Маяк»

Первенец и самая крупная промышленная площадка ядерного комплекса СССР – производственное объединение «Маяк» (ПО «Маяк», ранее – завод №817, сороковка), расположенное в городе Озерск (Ранее Челябинск-40) в Челябинской области, работает с 1948 года. 8 июня 1948 года на ФГУП «ПО «Маяк» был пущен первый в стране уран-графитовый промышленный реактор А («Аннушка»).

В августе 1946 года был утвержден проект и начато строительство реактора. С минимальной механизацией, в условиях суровой уральской зимы к весне 1947-го года на стройплощадке комбината были выполнены самые тяжелые грунтовые работы – вырыт котлован 80 на 80 метров и глубиной до 53 м. Всего было извлечено 157 тыс. кубометров грунта. На заключительном этапе выемки скального грунта было занято 11 тысяч землекопов.


Здание первого реактора "А". Источник.

Цилиндрическая активная зона ректора была диаметром 9,2 м и высотой в 9,2 м. Графитовые колонны были составлены из блоков 600 мм высотой с квадратным сечением 200х200 мм и центральным отверстием диаметром 44 мм. Графитовая кладка пронизывалась по вертикали 1200 тонкостенными алюминиевыми трубами с толщиной стенок в 1 мм, через которые протекала вода и в которых располагались урановые блочки (диаметр 35 мм, высота 100 мм) с оболочкой из алюминиевого сплава. В каждый канал загружалось 74 блочка. В нижней части труб они упирались в разгрузочное устройство, которое при необходимости могло выдавать по одному блочку из любой вертикальной трубы. Под собственным весом блочки падали в воду и попадали в шахту перегрузки. Затем они поступали в транспортную галерею, где хранились под слоем воды 2 месяца, после чего шли на переработку.


Зал реактора А на ПО «Маяк». (Источник)

8 июня 1948 года лично Курчатовым был осуществлен физический пуск реактора с загрузкой около 75 т урана. А чуть менее чем через год, 29 августа 1949 – первая атомная бомба СССР из полученного на реакторе плутония была испытана на Семипалатинском полигоне. По проекту первый промышленный реактор «А» должен был проработать 3 года, но проработал 39 лет – до 1987 года. Подробнее о реакторе «А» можно почитать тут.

Всего за годы существования предприятия на ПО «Маяк» работали десять промышленных реакторов, два из которых эксплуатируются в настоящее время. Среди них 5 промышленных уран-графитовых реакторов - А, АИ, АВ-1, АВ-2 и АВ-3, были введены в строй в период с 1948 по 1952 год. Их первоначальные сроки службы были небольшими, но проработали они по 30 с лишним лет, модернизируясь во время капитальных ремонтов. Остановлены они были в период с 1987 по 1990 год, и с тех пор на них ведутся работы по выводу из эксплуатации.

Подземные АД на Горно-химическом комбинате.

Горно-химическом комбинате, третий комбинат по наработке плутония в СССР, предприятие уникальное, расположенное под землей, в скальном массиве. На площадке ФГУП «ГХК» в г. Железногорске под Красноярском расположены три ПУГРа – АД, АДЭ-1 и АДЭ-2. Вместе со вспомогательным оборудованием и коммуникациями они размещены в горных выработках скального массива – в шахтах, облицованных монолитным бетоном. По проекту реакторы предполагалось расположить в скальном грунте на глубине около 200 м в поперечных выработках шириной 8-18 м, длиной 60-80 м и высотой 5-30 м.


Электричка в подземный комбинат ГХК. Источник.

ПУГР АД являлся одноцелевым проточным реактором на тепловых нейтронах. ОН проработал 1958 по 1992 год. Мало того, что этот реактор обладал в два раза больше производительностью по плутонию, чем его предшественники, его конструкция и удельная мощность позволяли поднять температуру охлаждающей воды на выходе до состояния рабочего тела турбины. По сути, это был первый проект энергетического реактора. До этого у всех реакторов в мире температура охлаждающей воды на выходе была не более 100 градусов, а у проекта АД на выходе парогенератора был перегретый пар, который мог вращать турбину. Реактор АД стал первенцем серии реакторов третьего поколения.


Остановка реактора АДЭ-2 на ГХК 15 апреля 2010 года (Источник)

АДЭ-1 проектировался как энергетический, но эксплуатировался как одноцелевой реактор в проточном режиме с 20 июля 1961 года. Остановлен для вывода из эксплуатации 29 сентября 1992 года. АДЭ-2 работал с 1964 года в двухцелевом режиме (плутоний + электроэнергия), остановлен для вывода из эксплуатации 15 апреля 2010 года.

Первая АЭС на Сибирском химическом комбинате

В период с 1953 по 1964 г. на площадках Сибирского химического комбината в г. Северск (Томская область) были сооружены и пущены в эксплуатацию ПУГРы И-1, ЭИ-2, АДЭ-3, АДЭ-4, АДЭ-5. Реактор И-1 предназначался исключительно для наработки оружейного плутония, остальные реакторы совмещали в себе функции наработки плутония и производства электроэнергии. Впервые в мире эти функции совместил в себе реактор ЭИ-2. С пуском этого реактора в 1958 году заработала первая очередь Сибирской АЭС мощностью 100 МВт, которая стала второй атомной станцией в СССР после Обнинской, пущенной 4 годами ранее. Реакторы серии АДЭ по мере их ввода в эксплуатацию поэтапно наращивали мощность Сибирской АЭС. С пуском АДЭ-5 мощность станции составила 600 МВт.


Сибирская АЭС на СХК – первая крупная АЭС в СССР и единственная АЭС в Сибири.

На базе реакторов АДЭ-4 и АДЭ-5 была спроектирована и реализована система дальнего теплоснабжения. Город Томск был обеспечен дешевой тепловой энергией благодаря использованию тепла реакторов АДЭ-4 и АДЭ-5. Реакторы давали 30–35% тепла, необходимого для отопления жилого массива г. Томска, и более 50% – для г. Северска и промплощадок комбината. В 2008 году в Северске были остановлены последние промышленные ядерные реакторы.

Наследие промышленных реакторов

Опыт работы уран-графитовых реакторов в СССР не только дал стране материал для ядерного оружия с избытком, который до сих пор утилизируется даже в виде топлива для обычных АЭС, но и открыл путь к мирной атомной энергетике. Реактор Первой в мире АЭС в Обнинске, открытой в 1954 году, Сибирской АЭС, первых двух энергоблоков Белоярской АЭС, всех блоков Билибинской АЭС и серии мощных реакторов РБМК-1000 разработаны на базе опыта строительства и эксплуатации канальных уран-графитовых реакторов. Но помимо накопления опыта, разработки энергетических направлений, ПУРГи стали источниками и многих экологических проблем. Частые поломки, разгерметизация твэлов и выход из строя приводили к сбросу в окружающую среду с охлаждающей водой радионуклидов, попадавших в реки Енисей и Томь. Радиохимический передел топлива при выделении ценного продукта – плутония, привел к образованию наибольшей по объему части ядерного наследия СССР – водоемов-хранилищ жидких радиоактивных отходов в виде Теченского каскада водоемов, озер Карачай и Старое болото на ПО «Маяк», подземных пластов-хранилищ на СХК и ГХК.


Реакторы РБМК-1000, работающие на Ленинградской, Смоленской и Круской АЭС – концептуальное развитие промышленных уран-графитовых наработчиков плутония. Только из их топлива плутоний уже не извлекали.

Вывод из эксплуатации

В 1991 году США и Россия подписали соглашение об окончательном останове реакторов, нарабатывающих оружейный плутоний. К настоящему времени все ПУГРы в России остановлены и находятся в той или иной стадии вывода из эксплуатации.

В рамках федеральной целевой программы ФЦП ЯРБ-1 (2008-2015 гг) осуществлялась подготовка и была проведена первая и уникальная операция по разбору и консервации ПУГР на месте. В 2010 году на базе СХК был сформирован "Опытно-демонстрационный центр вывода из эксплуатации уран-графитовых ядерных реакторов" (ОДЦ УГР). В сентябре 2015 года ОДЦ УГР завершил операцию по окончательному выводу из эксплуатации реактора ЭИ-2. Сейчас это по сути холм. Было использовано более 100 тыс. м3 изолирующих материалов на основе местных глин. Итог работ: ядерные материалы удалены, наземная часть и непроектные хранилища ликвидированы. Графитовая кладка законсервирована.


Схематический вид реактора ЭИ-2 на СХК до (слева) и после (справа) окончательной консервации.

Вывод из эксплуатации и консервация ПУГР «на месте» считается на данный момент наиболее оптимальной концепцией, позволяющей снизить нагрузки на персонал в процессе вывода из эксплуатации, избежать перемещения большого количества радиоактивных материалов и создания дополнительных хранилищ для РАО. Однако, не все реакторы можно будет захоронить подобным образом. В рамках федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2016 – 2020 годы и на период до 2030 года» планируется дополнительно вывести и окончательно законсервировать 8 из 13 ПУГР, а так же решить вопросы связанные с утилизацией облученного графита.


Памятная плита на фоне лужайки на месте вывода их эксплуатации реактора ЭИ-2 на СХК. (Источник)

В настоящее время к выводу из эксплуатации «на месте» по опыту СХК готовятся реакторы на ПО «Маяк». В 2018 году прошли общественные обсуждения проекта по выводу из эксплуатации пяти промышленных уран-графитовых реакторов комбината. В рамках предстоящего процесса вывода из эксплуатации на каждом реакторе будет проведена дезактивация помещений (при необходимости), демонтажные работы по оборудованию и системам, находящимся в реакторном здании и на территории площадке. Затем внутренние полости реактора, шахты реактора и строительных объёмов помещений реакторного здания будут заполнены сорбирующими и гидоизоляционными материалами до нулевой отметки, т.е. до поверхности земли. После этого над шахтой реактора будет создан дополнительный барьер в виде верхней герметической защитной плиты.

Вместо выводов
Промышленные уран-графитовые реакторы, давшие СССР необходимы для ядерного орудия плутоний, заложили и основу для мирного использования атомной энергии на атомных станциях первых поколений и для запуска масштабной серии АЭС с реакторами РБМК, до сих пол дающими почти половину всего атомного электричества в России. Точно так же и после окончания своей работы ПУГР станут полигоном для отработки технологий обращения с облученным графитом, необходимых для вывода из эксплуатации АЭС с уран-графитовыми реакторами.

Источники:
1. Летопись Росатома. История реакторов.
2. Проблемы ядерного наследия и пути их решения. Том 1.
3. Опыт по выводу из эксплуатации ПУГР АД методом «захоронения на месте»
4. Пять реакторов – наработчиков оружейного плутония на «ПО Маяк» планируется захоронить на месте
5. Технические решения, технологии и опыт АО «ОДЦ УГР» по выводу из эксплуатации ОИАЭ



805 просмотров  
+6
Вторник, 29 Октябрь 2019
 
20:04
Вчера пригласили на местный телеканал ЕТВ, поговорить все о том же ввозе урановых "хвостов". Ольга Павлова замечательный интервьюер - разговорила меня не только на технологию и матчасть процесса, которые я уже описывал ранее, но и на разговор об информационной открытости Росатома. Высказал несколько мыслей, которые ранее публично не озвучивал. Попробую сформулировать письменно. Пусть они покажутся наивными и очень поверхностными, но уж какие есть. Мысли - под катом. А ниже - запись эфира.





Мысль первая, пессимистичная. Росатом большой. Это огромный технологический и инфраструктурный организм, у которого много лиц, сотни подразделений и организаций, множество функций и задач. Он исторически вырос из закрытого Минсредмаша, отвечавшего за атомный проект, он до сих пор занимается оборонкой. Но глобально его можно поделить на две части – мирную, гражданскую, и военную, или как минимум часть двойного назначения. Я уже многие годы выступаю своего рода экспертом, к которому СМИ обращаются за вопросами на ядерную тематику, особенно когда происходит какое-то ЧП или подозрение на него. По своему опыту могу сказать, что самым открытым в Росатоме является Росэнергоатом – та его часть, которая занимается производством энергии на АЭС. Сложный вопрос что тут следствие, а что причина, но они больше всего на виду, к ним чаще возникают вопросы (любой чих на АЭС – это информационный повод), их функции более понятны, но главное – они занимаются мирным атомом. Это лицо атомной энергетики, их продукт и его польза обществу практически понятна (вокруг этого тоже много споров, но на фоне многих других атомных дел это так), а о хорошем рассказывать легко и приятно. Росатом давно строит АЭС за рубежом, и это пример высокотехнологичной экспортной продукции, которая качественно выделяется на фоне экспорта сырья или оружия. Короче, что я хочу сказать – при всей закрытости (а Росэнергоатом это часть Росатома, и они тоже отягощены этим бременем), их открытость заметна на фоне других частей Росатома.

Но происходит масса радиационных инцидентов и на других предприятиях или объектах, порой даже не связанных с Росатомом. Взять тот же взрыв под Северодвинском (курирует все Минобороны, Росатом там исполнитель), или выброс рутения в 2017 (формально никто ответственность на себя так и взял, но подозреваемый остался один - тут как с дырочкой на МКС), или тот же ввоз обедненного урана (вообще не проблема с точки зрения технологии, но попробуй это объясни). Для обычного гражданина, не специалиста из отрасли, все это все равно связывается с госкорпорацией, и даже глобальнее – с Государством, с властью во всех ее проявлениях, которая всегда что-то скрывает, всегда готова обмануть. И закрытость тех частей Росатома, которые занимаются технологиями двойного назначения, и тем более военными, пусть отчасти и оправдана секретностью, все же бьет по отрасли в целом. И популярная стратегия «проигнорируем или просто скажем что у нас все хорошо, а потом как-нибудь рассосется», может дать тактические плюсы, но не работает в долгую, потому как недоверие в обществе только накапливается, как мышечная память, которая в нужный момент говорит устами обывателя сложившуюся формулу «радиация=власть все скрывает=Чернобыль». И это касается всех атомщиков, чем бы они ни занимались.

Мысль вторая, оптимистичная, которая пришла мне весной на форуме Атомэкспо-2019 в Сочи. У меня есть маленькая надежда. Она совершенно не перекрывает пессимизм мысли первой, просто идет параллельно. Росатом – крупная международная компания. Она строит атомные станции, ядерные центры и ведет проекты в десятках стран мира. Самых разных. В том числе и в тех, где довольно развиты экологические организации, общественный контроль, в т.ч. через СМИ и выборные органы (Финляндия, например). В том числе и тех, где ранее вообще не было атомной промышленности (тут список огромный – Турция, Египет, Бангладеш и т.д.). И в этих условиях, играя отчасти по рыночным правилам, Росатом порой вынужден работать с обществом, объяснять, рассказывать, убеждать, подстраиваться, потому что ему нужно реализовать эти проекты на новых местах, где к этому не привыкли (в России есть подобные примеры, например, Нацоператор по обращению с РАО, но их мало). И делать это в условиях, отличных от российских. И это, я надеюсь, многому учит Росатом. И я надеюсь, что лучшие положительные (а не отрицательные) практики будут привноситься и внутрь страны. Хотя есть мысль первая, которая губит все на корню.

Такие вот мысли популяризатора атомных технологий.



260 просмотров  
+2
Понедельник, 28 Октябрь 2019
 
00:13
Как говорил Черчилль: "Лучший аргумент против демократии — пятиминутная беседа со средним избирателем". Перефразируя его можно сказать что лучший аргумент против занятия популяризацией - это чтение комментариев под своим текстом на горячую тему (на разных площадках, на e1, хабре, жж и еще нескольких перепечатавших его СМИ суммарно более 100 тыc. просмотров и более полутысячи комментариев). С учетом моего опыта участия в избирательной кампании, могу сказать что тут все даже тяжелее чем с демократией, ведь живые люди тебе не всегда такого смогут наговорить, как они могут написать тому, кого не видят. Потрясающая и ужасная коллекция мифов, заблуждений и неадекватных реакций, конечно, у меня скапливается за последние сутки, вплоть до прямых угроз и пожеланий смерти. Ну, тоже своего рода любопытный материал для исследований. Впрочем, разумных и думающих людей тоже немало, что не может не радовать. На них по прежнему и буду ориентироваться в своих статьях, эфирах на радио, лекциях и прочих попытках объяснять то, в чем я немножко разбираюсь.




393 просмотра  
+4
Пятница, 25 Октябрь 2019
 
03:37
Вчера утром по СМИ пошли публикации (инициированные заявлением Гринпис) о возобновлении ввоза в Россию якобы ядерных отходов из Европы. Причем ввоза к нам, под Екатеринбург, в Новоуральск. Для меня вся эта история пахнула событиями десятилетней давности, поскольку именно тогда она была у нас в первый раз (ох я тогда по бурной и горячей молодости славно «рубился» на эту тему с гринписовцами и прочими экологами в жежешечке), и поэтому, собственно, сейчас и говорят, что ввоз не начался, а возобновился. И ввозит все та же европейская, англо-германо-нидерландская компания Urenco.

Но многое изменилось за 10 лет. Например, законодательство по обращению с РАО в России существенно улучшилось, а вот ситуация с независимыми общественными организациями, в т.ч. экологическими – ухудшилась, в силу общего давления на гражданские институты. При этом, что характерно, суть проблемы и аргументация сторон практически не изменились.

В чем суть? Давайте по пунктам.


фото хранилища тех самых "отходов" в России


1. Немного матчасти. Природный уран состоит на 0,7% из изотопа уран-235 и на 99% из изотопа уран-238. Для использования в атомной энергетике или ядерном оружии, так уж ядерная физика нам говорит, необходимо увеличить долю урана-235 минимум до 3-4% (для АЭС), а порой и до 90% (оружейный уран). Повышают эту долю в процессе обогащения на специальных центрифугах на комбинатах, крупнейший из которых (по-моему, даже в мире) находятся как раз в Новоуральске (это УЭХК). При этом из природного урана получается полезный, обогащенный до нужной величины по 235-му изотопу уран, и отвальный (так называемые «хвосты») уран – обедненный по 235-му изотопу до 0,3-0,2%, а то и ниже. Причем, второго по объему гораздо больше (грубо - 90%).

2. Обогащением урана США и Россия (СССР), а также всего несколько других стран занимаются уже более полувека, и обедненного урана накоплено уже дофига. При этом технологии обогащения не раз менялись (не считая экзотики, массово был переход с диффузионной технологии на центрифужную), и до сих пор постоянно совершенствуются, и тот уран что шел в отвал раньше, теперь вполне может использоваться снова как сырье, из которого можно извлекать все больше урана-235. При этом технологии даже на текущий момент не везде одинаковые. В России, и тут есть чем гордиться, технология центрифужного обогащения самая эффективная и дешевая (хотя ничто не вечно и Китай активно учится в том числе и обогащению). Поэтому то что у европейской Urenco (а это вторая по величине компания в мире после Росатомовского ТВЭЛа, кто занимается обогащением урана) уже идет в отвал, у нас может обогащаться дальше с получением полезного продукта.


Хранилище обедненного урана в США. Везде его хранят примерно одинаково.

3. Дак отходы к нам везут или нет? Это самый важный вопрос, и он скорее мировоззренческий, т.к. с юридической точки зрения все довольно четко - это не отходы. В этом смысле Росатом, заявляющий, что Гринпис занимается дезинформацией, по-своему прав. По российским законам радиоактивные отходы – это то, что уже не подлежит дальнейшему использованию. А если подлежит – то это не отход. Ведь и бытовой мусор при наличии нужных технологий может превратиться из мусора в сырье для вторичной переработки. Так вот наши технологии обогащения урана позволяют из европейского «мусора» как из вторсырья получать полезный продукт, который возвращается заказчику, а вторичный обедненный уран формально тоже еще не отход, т.к. в дальнейшем (теоретически) тоже может использоваться для получения других полезных продуктов – топлива для быстрых реакторов (это российская фишка, у европейцев такой опции нет), т.к. в них «сгорает» даже уран-238, кислот из гексафторида урана и т.д. Американцы, например, из обедненного урана одно время делали броню для танков, сердечники для снарядов и даже противовесы для гражданских боингов. Но это чисто юридически все понятно, а по духу конечно вопрос остается дискуссионным, и вокруг него все и ведутся споры. Причем в разных странах ответы на эти вопросы разные и зачастую это результат даже не техники, а общественного договора внутри страны. Например, то же отработанное ядерное топливо где-то (в США, Швеции и др) считается отходом и подлежит захоронению, а в других (Франция, Россия) считается сырьем, хранится и перерабатывается. И это нормально. Другое дело, что уровень учета мнения общественности и работа с гражданским обществом в разных странах разная. И вот на этих противоречиях и разных подходах и сталкиваются мнения Гринписа и немецких зеленых с одной стороны (типа это аморальное лукавство), и атомщиков и Росатома с другой (типа все законно и технологично). А растерянная российская общественность, вернее та ее часть, которая обеспокоена этим вопросом, теряется в догадках кому верить и чего бояться.

4. Теперь касательно того, что от всех этих переработок остается в России, и пытаются ли у нас сделать ядерную свалку (спойлер – нет, хотя опять же, как посмотреть). Дело в том, что после обогащения остается вторичный, еще более обедненный уран, которого по объему около 90% от исходного. И он остается в России. Можно и его рассматривать как будущее сырье (теоретически, пока он не так востребован – своего то тоже хватает), но по факту он еще долгое время будет просто храниться у нас. И в этом смысле некоторая доля правды в словах Гринпис, говорящих о том, что под видом переработки большая часть этого материала завозится в Россию и тут остается, есть. Т.е. отношение к этому урану – это вполне себе место для общественной дискуссии, но где же у нас ее проводить, если даже Госдума для нее не место. На мой взгляд было бы более справедливо отправлять его обратно, т.к выгоды в накоплении его запасов на будущее не так очевидны, нам и своего если что хватит, а риски добавляются. И тогда вопросов вообще бы не было, а были бы почти (о «почти» ниже) одни плюсы – мы зарабатываем на технологиях обогащения, европейцы получают полезный продукт, а менее востребованный отвальный уран забирают к себе.


Хранилище ОГФУ в Зеленогорске. Источник.

5. Про «почти». Все бы хорошо, и можно было бы возить уран туда-сюда для переработки, но сама транспортировка, как и хранение урана, потенциально все же связаны с риском. Как и любая технология, впрочем. Причем, этот риск связан даже не с радиацией - в обедненном уране более активного изотопа меньше, т.е. он менее радиоактивный чем природный уран, а даже обогащенное урановое топливо можно безопасно держать в руках и находиться рядом с ним (проверено на себе). Но вот с химической точки зрения эта штука будет пострашнее. Уран перевозится и перерабатывается не в чистом виде, а в форме соединения с фтором – гексафторида урана (в центрифугах он вообще обогащается в газообразном виде). При контакте его с влагой возможно образование плавиковой кислоты. Поэтому перевозят и хранят его в герметичных металлических контейнерах. Но тут надо понимать, что мы опять имеем дело с некоторой радиофобией и предвзятостью. Поскольку подобных материалов, токсичных и химически опасных, типа хлора, аммиака, соляной кислоты и др., ежедневно производится и перевозится на порядки больше, чем гексафторида урана. И с подобными опасными веществами люди умеют работать. Хотя конечно это не отменяет необходимости тщательного контроля за этими процессами, в том числе и со стороны общественности. Но особое внимание у нас почему-то уделяется именно тому, что связано с радиацией и ядерными страшилками.

Так что давайте как-то без лишней паники, и с большим вниманием к чужому мнению.

PS: Полезные ссылки:
1. Ссылка раз на интервью Александра Никитина.
2. Ссылка два на материал Znak (там серия, но это последний пока) про реакцию немецких зеленых, с опросом разных сторон, в т.ч. Росатома.




539 просмотров  
+5
Пятница, 18 Октябрь 2019
 
00:04
63 года назад королева Елизавета II открыла первую в Великобритании АЭС - Колдер Холл, в Селлафилде. Англичане открыли АЭС раньше американцев, но на два года позже, чем это впервые в мире сделал СССР в Обнинске в 1954 году (хотя тут тоже без споров не обходится).

Я частенько использую в своих лекциях об истории атомной энергетики загадку-шутку (она, кстати, всегда заходит) и прошу угадать на фото девушку, открывающую первую АЭС в Великобритании. А потом добавляю, что АЭС давно уже не работает, а вот королева все еще огого. Что как бы говорит нам о небольшом сроке работы АЭС первых поколений и в целом о том, что в монархию англичане умеют куда лучше, чем в атомную энергетику (сейчас она у них во многом контролируется французами, а строят у них уже даже китайцы). Короче, Боже храни Елизавету II!


Фото из сообщества МАГАТЭ в ФБ.


438 просмотров  
+6
Пятница, 11 Октябрь 2019
 
01:31
В начале года я писал о проблеме утилизации советский атомных подводных лодок в Приморье. За долгое время их, как и связанных с ними экологических проблем, накопилось довольно много. Поэтому за последние годы проводилась большая международная работа по устранению связанных с атомным флотом угроз и приведению всего накопленного ядерного «мусора» в безопасное состояние.

Помимо проблем атомного флота (списанные подлодки и их топливо, базы обслуживания с накопленными на них отходами и т.д.), за время холодной войны многие проблемы накапливались и в глубоком тылу – на комбинатах по наработке оружейных ядерных материалов на Урале и в Сибири, накапливалось ядерное топливо на атомных станциях, устаревали и требовали вывода из эксплуатации многие объекты и установки, что вновь вызывало необходимость утилизации большого объема радиоактивных отходов. В этой статье я попробую рассказать об одной из важнейших и в прямом смысле крупнейших проблем ядерного наследия СССР – водоемах-хранилищах радиоактивных отходов.




Долгое время в атомных проектах как СССР так и США практика обращения с радиоактивными отходами заключалась в создании временных пунктов хранения РАО в месте их образования возле оборонных предприятий и на объектах ядерного топливного цикла. На территории России за 70 лет накоплено более 500 млн. м3 РАО, места их накопления можно посмотреть тут. Большая их часть – это жидкие отходы, сосредоточенные в открытых водоемах-накопителях вблизи комбинатов, занимавшихся наработкой и выделением оружейного плутония. Таких комбинатов в России три – ПО «Маяк» (г. Озерск, Челябинская область), СХК (г. Северск, Томская область) и ГХК (Железногорск, Красноярский край). В вопросах обеспечения ядерного щита страны вопрос об окончательной изоляции образующихся РАО не были приоритетными. Но к 1990-м многие объекты пришли в крайне опасное состояние и дальнейшее откладывание проблем грозило серьезными последствиями и даже катастрофами.


Распределение объемов накопленных ЖРО в водоемах-хранилищах на ПО «Маяк», СХК и ГХК. (Источник)

Почти 99% объемов ЖРО сосредоточены на ПО «Маяк» в Челябинской области. Из них основным является Теченский каскад водоемов. Описание его и связанных с ним проблем достойно отдельной статьи, а сейчас я остановлюсь на других, меньших по объему, но гораздо более опасных объектах, лидирующих по накопленной активности - в первую очередь это озеро Карачай и Старое болото на ПО «Маяк» и водоемы Б-1, Б-2 и Б-25 на Сибирском химкомбинате в г. Северск.

ПО «Маяк»
Самая крупная промышленная площадка ядерного комплекса СССР – производственное объединение «Маяк» (ПО «Маяк», ранее – завод №817, "сороковка"), в городе Озерск (Ранее Челябинск-40) в Челябинской области. Первенец атомной промышленности (работает с 1949 года), ПО «Маяк» одновременно стал и самым сложным фрагментом ядерного наследия, связанным с начальным этапом создания ядерного оружия полным спешки и недостатка знаний и дефицита ресурсов.

Хомкомбинат имел в своем составе несколько реакторов для наработки оружейного плутония из природного урана, радиохимическое производство по выделению плутония-239 из облученного топлива и химико-металлургическое отделение для получения металлического плутония.

Поскольку в атомной гонке СССР догонял США, то многие решения были скопированы. По аналогии с американским заводом по производству плутония, изначально в проекте ПО «Маяк» предполагалось, что жидкие радиоактивные отходы (ЖРО) средней и низкой удельной активности будут отправляться в открытую гидрографическую сеть - реку Течу. Правда река на Урале оказалась не такой полноводной, как в США, и с 1948 по 1951 годы Теча оказалась настолько загрязнена, что сбросы в нее было решено прекратить. В последующий период в качестве накопителей сбросов ЖРО использовались естественные и искусственные водоемы - оз. Кызылташ (В-2), оз. Татыш (В-6). водоемы В-9 (Карачай), В-17 (Старое Болото).


Схема расположения водоемов вокруг промплощадки ПО «Маяк». И-9 – оз. Карачай. (Источник)

Похожая, но гораздо менее масштабная картина складывалась и на других комбинатах для наработки оружейного плутония. Таким образом, именно открытые водоемы стали главными накопителями радиоактивных отходов – как по активности, так и по объему. При этом они несли огромную угрозу, т.к. они находятся под открытым небом, подвергаются угрозе затопления, протечек, и выносов активности при ураганах или смерчах. Подобная авария случилась на в 1967 году. Именно приведением подобных водоемов в безопасное или хотя бы стабильное положение занялись в первую очередь, когда было принято решение о комплексной ликвидации ядерного наследия СССР.

Карачай (накопленная активность - 120 млн Ки, объем 0,3 млн м3)

Водоем В-9, созданный в 1951 году на месте бывшего бессточного болота Карачай на промышленной площадке ПО «Маяка», является уникальным по накопленной активности поверхностным хранилищем жидких радиоактивных отходов. Всего за более полувековую эксплуатацию в него сброшено более 500 млн Ки активности, что в 10 раз превышает выбросы с аварийной Чернобыльской АЭС. К 1985 году с учетом распада в озере Карачай было накоплено около 120 млн Ки активности. С началом эксплуатации в результате сбросов уровень воды водоема В-9 и площадь водной поверхности постоянно возрастали. Так, в мае 1962 года площадь акватории составляла 51 га. Мощность дозы на береговой линии водоема составляла 50 мР/ч.

В результате ветрового подъема отложений с оголившихся из-за засухи участков дна водоема весной 1967 года было вынесено значительное количество радионуклидов. Площадь загрязнения составила около двух тысяч квадратных километров. Природно-техногенная авария 1967 года не привела к серьезным радиационным последствиям для населения и окружающей среды, но показала потенциальную опасность повторения подобных ситуаций при аномальных метеорологических условиях.


Сравнение объемов отходов и накопленной активности в водоемах ПО «Маяк». Карачай (B-9) при минимальном объеме сосредоточил в себе основную активность отходов. (Источник)

Ликвидация озера Карачай
После инцидента 1967 года Правительством СССР было принято решение о ликвидации водоема Карачай, а также о поведении мероприятий для предотвращения повторения подобных случаев. В течение 1967-1971 годов были проведены работы по засыпке оголенных ранее затопляемых участков, засыпке мелководий, рекультивации территорий вокруг водоема. До середины 70-х годов продолжались работы по ликвидации последствий аварийной ситуации 1967 года, обустройству берегов и опытные работы по засыпке акватории.


Постепенная ликвидация открытой акватории озера Карачай.

К середине 1980-х годов была окончательно отработана технология засыпки водоема скальным грунтом с применением специальных конструкций – полых бетонных блоков, позволяющих локализовать донные отложения и наиболее активные илы без их выпячивания на поверхность.


Технологии засыпки акватории озера включала уникальные разработанные операции установки полых бетонных блоков и засыпку скальным грунтом.


"Слоеный пирог", которым накрыли Карачай.

В водоеме Карачай локализовано и изолировано более 200 тыс. м3 высокоактивных техногенных илов и суглинков, общая накопленная активность которых в середине 1980-х годов достигала 120 млн Ки, что минимум в двое больше выброса при аварии на Чернобыльской АЭС.


Вид на ПО «Маяк», ориентировочно 1990 год. Слева внизу – оз. Карачай с частично засыпанной акваторией. Слева вверху – оз. Кызылташ.

В период 1988-1990 проходил первый этап закрытия Карачая – проведена отсыпка северо-западной части озера и сооружены разделительные дамбы, снижающие вероятность образования волн и ветрового уноса аэрозолей. В 1990-2000 проведена засыпка 80% акватории, значительно снизившая дозовые нагрузки вблизи озера. С принятием федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 -2010 годы и на период до 2015 года» (ФЦП ЯРБ-1) в 2008-2015 годах был осуществлен финальный этап засыпки озера. А 26 ноября 2015 года водоем Карачай окончательно был засыпан. Помимо закрытия акватории и гидроизоляции озера для отведения поверхностных вод вокруг него прорыты водоотводные каналы, исключающие его подтопление. В перспективе ближайших 10-20 лет водоем будет переведен в пункт консервации особых РАО, а затем в пункт захоронения особых радиоактивных отходов. Следующий этап – создание системы мониторинга за подземными водами с использованием около 450 наблюдательных скважин вокруг бывшего озера. Моделирование по перемещению самого подвижного радионуклида – Sr-90, показывает, что за время полного распада активности (ближайшие 200-300 лет) не должно привести к загрязнению подземных вод.

Таким образом, риск основных угроз, связанных с самым опасным объектом ядерного наследия СССР, теперь существенно снижен.

Старое болото (накопленная активность - 1,2 млн Ки, объем – 0,4 млн м3)

Вторым по накопленной активности после Карачая открытым хранилищем жидких среднеактивных отходов на промплощадке ПО Маяк является водоем В-17 под названием Старое болото. Водоем является искусственным водохранилищем, образованным путем перекрытия естественного лога земляными плотинами в 1952 и 1954 гг. Его берега укреплены щебнем и суглинком, высота обваловки составляет 1,5–2 м. Водоем используется для приема и хранения жидких отходов радиохимического производства. За весь период эксплуатации В-17 в него было сброшено около 10 млн м3 жидких радиоактивных отходов с суммарной активностью около 15 млн Ки. С начала 1970-х гг. активность сбросов была сокращена на несколько порядков. Последние 30 лет водоем эксплуатируется преимущественно в режиме самоочищения. Общая активность радионуклидов, хранящихся в нем, составляет около 1,2 млн Ки. Основная часть активности сосредоточена в донных отложениях и грунтах дна и обусловлена главным образом Sr-90. Планы реабилитации загрязненной территории района В-17 предусматривают рекультивацию верхнего слоя почвы прибрежных участков и решение проблемы загрязненных подземных вод. Их решение предусмотрено проектом по выводу водоема В-17 из эксплуатации.


Схема водоема Старое болото

К настоящему времени на нем ведутся подготовительные работы для такой же засыпки, как проведена на озере Карачай. Закончить работы планируется к 2025 году в рамках ФЦП ЯРБ-2.

Водоемы Сибирского химического комбината

После запуска ПО «Маяк» было принято решение о строительстве дополнительных комбинатов по наработке ядерных оружейных материалов в Сибири. Сейчас они носят названия АО «СХК» в Северске и «ГХК» в Железногорске. Они отличались ПО Маяк по функционалу, имели свои интересные особенности, но, как и «Маяк», имели в своем составе промышленные реакторы и радиохимические заводы для получения плутония. Поэтому их деятельность так же сопровождалась образованием больших объемов отходов. Но опыт «Маяка» был учтен и применение открытых водоемов-хранилищ было не столь масштабным. На обоих заводах позже была использована практика подземного захоронения наиболее радиоактивных жидких отходов (это тоже отдельная история, спорная на мой взгляд).

Всего в подземное хранилище жидких отходов на «СХК» закачали около 46,8 млн м3 (150 «Карачаев»), а их суммарная активность – 1515 млн Ки (больше 10 «Карачаев»). За счет распада к текущему моменту эта активность упала в 3–4 раза. (источник – стр 131)

Открытые бассейны-хранилища ГХК насчитывали объемы в сотни тысяч м3, однако общая активность в них не превышала нескольких тысяч Ки, что в тысячи раз ниже активности в открытых бассейнах «Маяка» и СХК. При этом в подземные хранилища ГХК («полигон Северный») закачано по состоянию на 2007 г. более 6,4 млн м3 ЖРО суммарной активностью 982 млн Ки, которая к настоящему времени снизилась в 3–4 раза.

В начальный период работы на СХК была принята схема обращения с ЖРО также с использованием открытых хранилищ отходов, как и на «Маяке». Они представляют собой ряд специальных гидротехнических сооружений: бассейны Б-1, Б-2; бассейн Б-25. Открытые хранилища ЖРО СХК имеют гидроизоляцию для предотвращения миграции радионуклидов и вредных химических веществ за пределы данного гидротехнического сооружения. Суммарная активность ЖРО (по данным на 1997 г.), хранящихся в открытых хранилищах, составляет примерно 54 млн Ки (половина активности Карачая). Большая часть радионуклидов содержится в иловых отложениях, накопившихся в открытых хранилищах за время их эксплуатации.


Сибирский химический комбинат

Тем не менее, на СХК было созданы и функционировали до конца 1980-х открытые хранилища Б-1, Б-2 для отходов радиохимического цеха и искусственный водоем Б-25 для отходов, уступавшие по накопленной в них активности лишь озеру Карачай.

Объем бассейна Б-1 составляет 65000 м3, накопленная активность – около 30 млн Ки (1/4 Карачая), объем бассейна Б-2 – 135 000 м3, активность – около 20 млн Ки. Конструкции бассейнов в полной мере учитывали тяжелый опыт ПО «Маяк»: были проведены необходимые изыскательские работы и предусмотрены изолирующие слои, что позволило эксплуатировать их в штатном режиме, без инцидентов и аварий, до 1982 г. Уже в начале 1980-х гг. начало формироваться понимание того, что открытые хранилища жидких РАО остаются потенциально опасными для окружающей среды как источники радиоактивного загрязнения вследствие ветрового (смерчевого) или биологического уноса (птицы и т.д.) либо целого ряда других явлений (землетрясение, наводнение, ураган, подвижки земной коры). Это создает реальную угрозу радиоактивного загрязнения окружающей среды, облучения населения и загрязнения промышленной площадки СХК, что требует перевода их в более безопасное состояние. В целях исключения потенциальной опасности выноса радионуклидов из открытых хранилищ в окружающую среду в 1982 г. принято решение о консервации открытых хранилищ РАО. В том же году прием ЖРО в бассейны был прекращен.


Засыпанный Бассейн Б-2 в настоящее время (источник)

В 2012 году в рамках ФЦП ЯРБ-1 на СХК была полностью завершена консервация бассейна Б-2. В настоящее время бассейн Б-2 представляет из себя зеленое поле с радиационным фоном средним для Томска.

Работы по консервации бассейна Б-1 еще идут, ведется отсыпка глиняного изолирующего слоя, которая завершится в 2019 году. Завершение всех проектных работ по консервации бассейна Б-1 намечено на 2020 год. При консервации хранилищ СХК в полной мере используется опыт и технологии, опробованные на консервации Карачая, но отрабатываются и новые решения. Например, при консервации водоемов создается дополнительный защитный барьер. По периметру и под дном бассейнов бурятся особые скважины, в которые под давлением нагнетается гель на основе жидкого стекла. После его застывания создается уже полностью непроницаемый слой под всем хранилищем, который "отрезает" его от окружающей среды. Кроме того, в ходе выполнения работ по консервации бассейнов АО «СХК» была разработана и применена уникальная технология фиксации пульпы в открытом бассейне-хранилище радиоактивных отходов с целью исключения выхода пульпы на поверхность насыпанного грунта. Примененный АО «СХК» способ включает в себя рассечение бассейна разделительными дамбами, достигающими дна бассейна; засыпку грунтом покрытых льдом полос и откачку вытесненного при засыпке декантата.


Для работ по консервации бассейнов-хранилищ ЖРО на СХК использовалась техника, защищенная с учетом опыта, полученного на озере Карачай. (источник)

На очереди для консервации самый опасный на территории СХК бассейн – Б-25. Закачка ЖРО в этот бассейн прекращена только в 2015 году. В 2016-м начались подготовительные работы по его захоронению, осенью 2018-го – откачка декантата. Работы по полной изоляции Б-25 от окружающей среды завершатся в 2020 году. При этом наблюдение за состоянием объектов будет вестись еще как минимум 100 лет.

Выводы
Открытые водоемы-хранилища РАО являются самыми вместительными объектами ядерного наследия. Их появление вызвано важностью основной задачи – создания в СССР ядерного оружия и отсутствием в начале 1950-х годов технологий обращения с жидкими радиоактивными отходами. Некогда отложенное решение по консервации подобных водоемов привело к массе экологических проблем в регионах их расположения. Однако на текущий момент ситуация с водоемами практически стабилизировалась, а наиболее опасные из них уже не существуют в открытом виде, что исключает возможные катастрофы. Остается надеяться, что принятые решения оправдают себя и не станут проблемой для будущих поколений.

Источники:
1. Вывод из эксплуатации и восстановление окружающей среды в Российской Федерации: основные итоги и планы на будущее. Абрамов. Ноябрь 2016
2. Концепция вывода из эксплуатации поверхностных водоемов-хранилищ ЖРО ФГУП «ПО «МАЯК». 2013.
3. Проблемы ядерного наследия и пути их решения. Том 1.
4. Основа будущего развития. Страна Росатом.
5. Консервация водоема Карачай, Мокров, 2015.
6. Как зарыть радионуклиды: на СХК раскрыли технологии захоронения РАО
7. Консервация бассейнов Б-1 и Б-25 АО «СХК»




308 просмотров  
+5
Среда, 9 Октябрь 2019
 
10:53


Сегодня в родном Екатеринбурге начинается уже традиционный ежегодный научный фестиваль "Кстати". Недавно я был спикером на подобном фестивале в Новосибирске, а летом - в Калининграде. Но впервые пропускаю его у нас.

Всем кто интересуется наукой рекомендую ознакомиться с программой - вы наверняка найдете интересную вам тему, от музыки и антропологии до астрофизики и биоинформатики т.к. за 5 дней пройдет несколько десятков лекций и мастер-классов от действительно звездного состава спикеров.

Это и не нуждающийся в представлении Михаил Гельфанд, и уникальный спикер астрофизик Юрий Ковалев (который руководил научной программой самого крутого до недавнего времени российского космического радиотелескопа "Радиоастрон") и мои знакомые биоинформатик Андрей Афанасьев и популяризатор космонавтики Александр Хохлов, и екатеринбургские эксперты Павел Скрипниченко, Кирилл Гржегоржевский и Дмитрий Москвин и многие другие.

Программа и расписание тут - http://ekb.kstati-fest.ru/scheduler/
Все мероприятия бесплатные, но требуется регистрация.



254 просмотра  
+4
Вторник, 13 Август 2019
 
22:12
Из-за работы и командировки совершенно нет возможности погружаться в историю со взрывом на полигоне под Северодвинском. Да и непонятно там все, чтобы делать выводы, хотя громких заголовков и однозначных выводов уже много. Разбираться сам я не успеваю, а обращающимся ко мне с вопросами до сих пор лишь рекомендовал следить за некоторыми вещами. Пара из этих советов уже себя оправдала:

1. После публикации списка погибших гражданских ситуацию будет не замять и скоро выяснится где именно и над чем они работали. Тут Росатом и Саровский центр все сделали сами, единственно верно в такой ситуации признав гибель сотрудников и сделав акцент в заявлении на помощи семьям погибших. Кстати, вчерашний телеэфир с руководством центра совсем не подтверждает, что это был взрыв реактора, как многие поспешили рассудить. Описывая малогабаритные реакторы и РИТЭГи они говорят о работах института, а не конкретно этой группы. Судить о том что именно взорвалось я бы пока не взялся.

2. На фоне противоречивых заявлений о факте скачка фона и его величине, советовал дождаться публикаций Росгидромета по мониторингу выбросов и превышений. Напомню, что именно по данным Росгидромета был зафиксирован и вызвал шумиху выброс рутения в позапрошлом году. Такая публикация вышла сегодня и там есть данные о превышениях, но, увы, о выбросах радионуклидов данных нет (либо превышений не обнаружили, либо измерений не делали или они пока не готовы - не знаю)

Под катом беглые наблюдения и замечания вместо обоснованных выводов:


1. Люди погибли от взрыва, а не от радиации. Да, видимо было сочетание и радиационного поражения, но как вторичный фактор. Об этом говорит характер поражения погибших и раненых и скорость их гибели.

2. Судя по всему, радиоактивное загрязнение территории (какой-то) было, но незначительное. Об этом может говорить небольшой скачек фона. На месте какой-нибудь независимой экологической организации (хотя о чем это я), я бы провел замеры выпадений в Северодвинске или ближе к месту взрыва на предмет обнаружения продуктов распада. Впрочем, плутоний, как говорит нам опыт Чернобыля, к счастью летит недалеко (если он там вообще был, то не исключено что он весь на полигоне и остался). А вот цезий, если это был реактор, может улететь далеко, хотя попробуй его в малых дозах отличить от глобальных и чернобыльских выпадений без полноценных научных исследований.

3. Я не очень понимаю роль росатомовского судна Серебрянка в этой истории. Да, оно собирает и перевозит жидкие радиоактивные отходы с атомных ледоколов, но очисткой морской воды и сбором каких-то радиоактивных разливов, насколько я знаю, не занимается в силу технической невозможности. Но это (мои знания вопроса) не точно.

4. У меня нет четкой версии того что там взорвалось (реактор, РИТЭГ или что-то еще), но на мой взгляд и то и другое для создания ядерной ракеты Буревестник - полный бред. Ну т.е. я не верю в то что такая ракета существует и летает, как уже докладывал нам один нацлидер. Но не исключаю, что ее или отдельные элементы для нее пытаются создать. Я конечно мало понимаю в ракетах, но то что я понимаю в реакторах и РИТЭГах говорит, что это малопригодная по многим причинам технология для атмосферных реактивных двигателей. Этот путь технически уже проходили и лучшее его применение - это пропаганда.

5. Людей жаль. Но об этом был мой предыдущий пост.



579 просмотров  
+5
 
За последние сутки на сайте:
Новостей: